Чьи интересы важнее: пациента или государства?

Есть в Москве замечательная организация – Центр социальной (постинтернатной) адаптации. Она оказывает помощь детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, которые по достижении совершеннолетия имеют право на получение жилья от государства, но воспитывались в детских домах и поначалу не способны проживать самостоятельно.  В ЦСА их готовят к самостоятельной жизни: учат готовить, стирать, убирать и обустраивать квартиру, делать покупки, планировать свой бюджет, оплачивать коммунальные платежи, общаться с представителями государственной власти и т.п. Каждый молодой человек живет в отдельной однокомнатной квартире со всеми удобствами, он/она должен самостоятельно поддерживать чистоту, готовить, покупать себе еду, одежду и другие необходимые вещи.  ЦСА помогает получить профессию, устроиться на работу, готовит к прохождению вневедомственной комиссии в Департаменте труда и социальной защиты, которая решает вопрос о возможности самостоятельного проживания и постановки на очередь для получения жилья.  В числе прочих документов, которые рассматривает комиссия, есть заключение врача-психиатра о психическом здоровье претендента. Легкие психические расстройства, которые часто встречаются у детей из неблагополучных семей, к тому же выросших в детских учреждениях, не являются противопоказанием для получения жилья и самостоятельного проживания. 

Так все раньше и было. Но вот в ПНД № 5 г. Москвы направляют двух молодых девушек, которые уже год проживают в Центре социальной адаптации. У обеих диагноз «умственная отсталость легкой степени». Обе уже получили специальность «кондитер» и сейчас учатся в колледже на «рабочего зеленого хозяйства». Получение второй специальности связано вовсе не с тем, что работа кондитером оказалась им не по силам. Просто в ЦСА считают, что в нынешних непростых условиях молодым людям нужно иметь две разные специальности, чтобы не остаться без работы. 

Одна из девушек в свободное время подрабатывает помощником официанта в кафе: обслуживает посетителей, принимает заказы, разносит еду, принимает оплату и получает чаевые.  У обеих хорошие характеристики из ЦСА: никаких нарушений поведения, хорошие социальные установки, реальные планы на будущее.  Осталось только помочь им получить жилье, о котором они мечтают, и организовать поддержку в первое время самостоятельной жизни. Однако сотрудники ПНД думаю иначе. А что, если девушки неправильно распорядятся своей собственностью?  Они ведь никогда не имели дело с недвижимостью. И ПНД подает в суд заявление о признании девушек ограниченно дееспособными.

Чьи интересы защищают врачи? Пациентов, которые на сегодняшний день не имеют никакой собственности, а в случае получения квартир, согласно московским законам, в течение пяти лет не могут совершать никаких сделок с имуществом? Или государства, которому такой статус позволяет по крайней мере, приостановить рассмотрение вопроса о предоставлении жилья?

Судебные психиатры-эксперты быстро провели экспертизу, суд вынес решение об ограничении дееспособности, и документы были направлены в отдел опеки и попечительства. В результате от ЦСА требуют либо назначить девушкам попечителей, которые – по мнению опеки — должны забрать их к себе домой, либо направить девушек в психоневрологический интернат.

Комиссия специалистов НПА  России провела освидетельствование и пришла к выводу, что в обоих случаях медицинские основания для помещения в ПНИ отсутствуют. Пребывание в условиях закрытого психиатрического учреждения в данном случае лишь дезадаптирует девушек, им необходимо продолжать реабилитационные занятия в Центре социальной адаптации, готовиться к прохождению  вневедомственной комиссии и получению жилья. Обе уже сегодня способны проживать самостоятельно при минимальной поддержке социальных служб. Решение об ограничении дееспособности принято не в интересах пациенток и не отвечает реальному положению вещей, его следует впоследствии пересмотреть.

HitMeter.ru - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика Яндекс.Метрика