25 лет НПА России

25-летие Независимой психиатрической ассоциации России

1989 – 2014

Необходимость создания НПА

cover25Особое положение психиатрии среди медицинских дисциплин, как стоящей на пересечении естественно-научного и гуманитарного знания, и неразрывно связанной с общественной жизнью, неизбежно вовлекает ее в сложные отношения с властью.

История советской психиатрии – это история разгрома всякий раз выдающихся научных направлений – педологического (Бехтерев, Нечаев, Выготский) в 1924-1926 гг., психогигиенического (Розенштейн) в 1936 г., «психоморфологического»  (Шмарьян, Гуревич, Голант) в 1951 г. и многих других менее крупных. Тотальная идеологизация и политизация науки, призыв к особой «советской науке» и воинствующей партийности вели к грубому администрированию. В Постановлении Объединенного заседания расширенного президиума АМН СССР и Пленума правления Всесоюзного общества психиатров и невропатологов 15 октября 1951 г. предписывалось, в частности: «Просить министерство здравоохранения СССР пересмотреть состав редколлегии журнала «Невропатология и психиатрия»… «Просить министерство здравоохранения СССР реорганизовать состав правления и президиума общества…».

Этот драматический опыт центрировал задачу отстаивания профессиональных ценностей и   профессиональной автономии, создания   совершенно   необходимой   в  нашей  тончайшей  сфере атмосферы полной непредвзятости и приоритета здоровья и прав наших больных как слабой стороны.  Этим живым историческим опытом были заданы и  наименование  Ассоциации и приоритеты ее деятельности: разгосударствление, правовая основа и непредвзятость во всем – диагностике, терапии, исследованиях как основа подлинной научности.

В любом обществе, особенно авторитарном, существует постоянный прессинг в сторону приоритета интересов государства и общества перед интересами конкретного больного – так называемая полицейская психиатрия. Она нужна на своем месте, когда речь идет о больных, представляющих непосредственную физическую опасность. Но когда опасностью называют что-то типа «клеветы на советскую власть», и в уголовном законодательстве появляются статьи такого рода, суды начинают посылать на психиатрическую экспертизу множество людей, с которыми мы бы иначе никогда не встретились. Какой-то процент из них получает психиатрический диагноз, и этот процесс имеет собственную тенденцию быстрого роста.  В зависимости от социального заказа эпохи востребованными оказывалось либо направление гипердиагностики психических расстройств, либо наоборот. Так, «мягкая шизофрения» Розенштейна была помехой Большому Террору, а «вялотекущая шизофрения» Снежневского использовалась для борьбы с политическими диссидентами. В глазах общества психиатры становились «крайними».

Учреждение НПА

Не случайно возвращение отечественной психиатрии во Всемирную психиатрическую ассоциацию началось с Независимой психиатрической ассоциации:  большая делегация американских психиатров присутствовала на нашем Учредительном съезде 9-11 марта 1989 года. Его уровень и заявленная программа действий произвели должное впечатление, а последующая деятельность по пересмотру диагнозов освещалась в прессе. В тот период мы пересматривали или даже снимали психиатрические диагнозы примерно у трети обратившихся. В результате, 17 октября 1989 года на Конгрессе в Афинах Независимая психиатрическая ассоциация (НПА) была принята во Всемирную психиатрическую ассоциацию.  Специально сформированная для пересмотра диагнозов Этическая комиссия Всесоюзного общества психиатров неожиданно дала те же результаты. Этот впечатляющий итог повлек в 1989-1991 гг. снятие с психиатрического учета около полутора миллиона человек.  Это отражало масштабы «использования  психиатрии в немедицинских целях». 

Создание Ассоциации приветствовали выдающие ученые В.П.Эфроимсон и Ф.В.Бассин. В Ассоциацию вошли такие известные клиницисты как А.К.Ануфриев, А.О.Бухановский, Р.Г.Голодец, С.С.Гурвиц,  С.Г.Зайцев, И.Я.Дашевский, В.Е.Каган, А.А.Корнилов, А.Ю.Магалиф, Ю.Л.Метелица, А.А.Недува, А.И.Нисс, Г.А.Платонов, В.Н.Савин, Г.Н.Соцевич, Л.А.Стукалова, Д.Л.Хмелевский, В.А.Файвишевский, Н.Ф.Шахматов и И.В.Шахматова-Павлова, Д.А.Черняховский и другие, такие исследователи как В.М.Гиндилис и В.С.Ротенберг и такие юристы как А.И.Рудяков и Б.А.Протченко, а в качестве иностранного члена – Вольфганг Кречмер. Мы называем здесь лишь первых из тех, кого сейчас нет с нами.

Прием во Всемирную психиатрическую ассоциацию (ВПА) привел к активным попыткам подменить НПА подставной организацией, которые продолжались все первые три года до инспекционной комиссии ВПА.  В эти годы мы  нашли понимание и  поддержку  у  многих  зарубежных  коллег  благодаря непосредственным встречам с д-ром Фоссом (Норвегия), Жаном Эймом (Франция), Джимом Берли (Великобритания), Мелвином Сабшиным  и Хуаном Меззичем (США), Реем Фрибери (Канада), Генрихом Уве Петерсом (ФРГ), Хуаном Лопесом-Ибором (Испания), Норманом Сарториусом (Швейцария), Марио Майем (Италия), Амноном Карми (Израиль), Ахмедом Окашей (Египет), Сиднеем Блохом (Австралия) и многими другими.

Годы подъема

Ассоциация началась, прежде всего, с создания Общественной приемной для граждан, считающих, что их права нарушены. За эти годы через Общественную приемную прошло более 10 тысяч человек. Обширна также консультативная переписка Ассоциации. 

Была создана также Экспертная комиссия из трех психиатров, психолога и юриста, проводящая комплексные экспертизы случаев нарушения прав человека в области психиатрии с подготовкой заключений и последующими выступлениями в судах. Таких экспертиз было проведено около трех тысяч.

В 1991 г. члены НПА приняли активное участие в законотворческой деятельности, составив треть первой комиссии по разработке первого отечественного закона о психиатрической помощи, а в 1992 г. – четверть второй комиссии.  Впоследствии члены НПА принимали активное участие в разработке и экспертной оценке других законопроектов, связанных с психическим здоровьем. Юридическая служба НПА  постоянно осуществляет мониторинг законодательства на предмет соблюдения прав людей с психическими расстройствами и международных норм в этой области.

Неоднократные посещения комиссиями НПА всех бывших спецпсихбольниц и многих региональных психиатрических учреждений и встречи с их коллективами служили живой обратной связью с регионами и содействовали соблюдению закона о психиатрической помощи.

С 1990 г. началась издательская деятельность НПА: вышел первый сборник Ассоциации «Пути обновления психиатрии», с 1991 г. начал выходить «Независимый психиатрический журнал» (3 тысячным тиражом). Были изданы репринт учебника психиатрии Э.Блейлера (25 тыс. экз.), «Философская автобиография Карла Ясперса» (5 тыс. экз.), антифашистская работа Кронфельда «Дегенераты у власти» (60 тыс. экз.), текст Закона о психиатрической помощи с предисловием Ассоциации (50 тыс. экз). Все это удалось сделать на средства премии Фритьофа Нансена, которую получил и передал нам известный правозащитник-психиатр Анатолий Корягин, а также помощь международной организации IAPUP.  В 1992 г. мы выступили соучредителями Российского исследовательского центра по правам человека. 

В рамках Ассоциации были организованы: А.Ю.Магалифом — Открытые клинические разборы с публикацией их в журнале;  М.Е.Бурно – Общество клинических психотерапевтов, которое ежегодно проводит Консторумские чтения; Б.А.Воскресенским и З.А.Крахмальниковой – межконфессиональные встречи «Психиатрия и религия» и первая конференция со Свято-Филаретовской высшей православной школой; Е.Б.Беззубовой – Российское отделение международного общества «Философия и психиатрия», которое провело международную конференцию; Ю.Н.Аргуновой  –  юридическая  Служба  Ассоциации,  тесно сотрудничающая с международной организацией «Медицина и право».

С 1992 года мы начали свои Образовательные программы, первая из которых была посвящена феноменологическому методу в психиатрии и привела к вступлению в Ассоциацию 11 заведующих кафедрами психиатрии и многих главных врачей психиатрических больниц со всей страны.  Образовательные программы Ассоциации отличались различными новациями – были интердисциплинарными с приглашением философов, биоэтиков, религиоведов, психологов, социологов, демографов, юристов, специалистов по социальной работе с психически больными, с вовлечением на равных среднего медицинского персонала (американского, голландского и отечественного), зарубежных коллег психиатров — представителей феноменологического направления А.Крауса (Гейдельберг), М.Шварца (Бостон), В.Кречмера (Тюбинген) и др. 

Специалисты НПА в рамках программы «Предотвращение пыток и жестокого, унижающего человеческое достоинство обращения» проводили тренинги по предупреждению суицидов в армии; семинары для руководителей общественных приемных правозащитных организаций и сотрудников аппаратов региональных Уполномоченных по правам человека; в качестве личных представителей Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации  посещали детские специнтернаты, контролируя соблюдение прав несовершеннолетних с ограниченными возможностями.  Благодаря программе для молодых ученых ВПА мы получили возможность посылать молодых специалистов на Всемирные конгрессы по психиатрии. 

Региональные центры Ассоциации появились во многих регионах страны от Калининграда до Чукотки и от Архангельска до Ростова-на-Дону. В Ассоциации с этого времени состоит около 600 членов.   В   голосованиях   на Генеральных ассамблеях   ВПА Независимая психиатрическая ассоциация России имеет 7 голосов, тогда как Российское общество психиатров (РОП), принятое в ВПА в 1992 году, — 11 голосов. Многие члены НПА являются одновременно членами РОП и даже входят в его Президиум.

Мы отличаемся  не целями своей деятельности, а ее приоритетами и нетерпимостью к этическим нарушениям. Нашими приоритетами являются:

  1. Борьба за научность, которая в психиатрии в наибольшей мере связана со сложной, требующей тренинга техникой  непредвзятого опроса и описания, т.е. с феноменологическим методом, пренебрежение которым делает зыбкими все последующие результаты и построения и легко ведет к «научной мифологии». Отсюда необходимость ввести овладение феноменологическим методом в образовательный процесс.
  2. Борьба за соблюдение прав лиц с психическими расстройствами, за исполнение закона о психиатрической помощи, прежде всего, самой властью, не исполнившей его статью 38, которая является гарантией исполнения закона для пациентов психиатрических стационаров. Наконец, за права недееспособных, — самой уязвимой категории граждан.
  3. Борьба против ведомственности и тотального огосударствления психиатрии, за состязательность экспертных заключений, судебных и внесудебных, что обеспечивает и высокий профессиональный уровень и адекватность решений по конкретным делам, без чего экспертиза быстро вырождается в «чего изволите».

Мы провели первый российский симпозиум на съезде Германской психиатрической ассоциации в Кельне в 1992 году,  первый российский симпозиум на съезде Американской психиатрической ассоциации в Нью-Йорке в 1996 г. и три российских симпозиума на Конгрессе ВПА в Мадриде в 1994 г.  Совместно с директором ВНЦПЗ РАМН  проф. А.С.Тигановым  мы организовали первые Чтения Н.П.Бруханского, множество совместных акций с председателем Правления РОП директором НИИ психиатрии проф. В.Н.Красновым и главным психиатром Москвы проф. В.Н.Козыревым.  В 2003 г. совместно с Московской Хельсинкской группой мы провели первый мониторинг соблюдения прав пациентов 93 психиатрических стационаров в 61 регионе страны и опубликовали его результаты в 2004 г. на русском и английском языках («Права человека и психиатрия в современной России» — М.: МХГ, 2004).

В научном плане, среди многих направлений исследования, следует особо отметить целенаправленное внимание и вклад Ассоциации в разработку пропедевтики психиатрии и ее философские основы. Это внедрение новой общенаучной парадигмы, представления о существе и специфике предмета психиатрии, о ее месте в систематике наук и взаимоотношении с другими     науками,    о    месте биологической    психиатрии,   об антропологическом и персонологическом подходам к предмету психиатрии, о продуктивности критической онтологии Николая Гартмана и критического реализма Карла Поппера для психиатрии, фундаментальной роли феноменологического метода в редакции Карла Ясперса как предваряющей и предопределяющей стадии любого клинико-психопатологического исследования.  Организованные дискуссии и ключевые публикации в журнале касались категориального аппарата общей психопатологии, клинической и социальной психиатрии: понятий «бреда», «бредового настроения», «критичности», «экстаза», существа понятий «общественной опасности» в психиатрии и самой «социальной психиатрии». Показана фундаментальная роль принципа нестеснения и соблюдения прав человека в психиатрической клинике, важность адекватного представления о проблеме коморбидности, социологические аспекты психиатрии и многое другое. Следует отметить участие Ассоциации к конструктивной критике МКБ-10 и МКБ-11:  необходимость двухступенчатой классификации, синдромологической и нозологической; введение в отношении каждого синдрома критериев психотического уровня, не сводящегося к появлению бреда и галлюцинаций и т.д.  Такое внимание к онтологии и эпистемологии психиатрии, и к ее пропедевтике препятствуют разнообразным формам релятивизации предмета психиатрии, прежде всего латентной, руками самих психиатров, и позволяют противостоять антипсихиатрическому движению, не игнорируя его.

В последние годы мы издали «Клинические разборы в психиатрии» под ред. проф. А.Г.Гофмана, «Становление синдромологии и концепции шизофрении» (на русском и немецком языках) Артура Кронфельда, «Права граждан с психическими расстройствами» Ю.Н.Аргуновой, «Фундаментальные вопросы американской судебной психиатрии и психиатрии и права»  В.В.Мотова, «Предотвращение суицидов в армии»  В.Ф.Войцеха,  Л.Н.Виноградовой, Ю.С.Савенко, «Введение в психиатрию» Ю.С.Савенко и др. А «Независимый психиатрический журнал» — единственный, где в каждом выпуске, кроме «Актуальных проблем психиатрии» публикуются клинические разборы, работы по правовым проблемам психиатрии, критические разборы экспертных актов, обзоры «Журнала Американской академии психиатрии и права», рекомендуемая новая научная, философская, мемуарная и даже художественная литература, и другие материалы. 

Ассоциация постоянно выступает за воскрешение состязательной экспертизы, ее члены часто выступают в судах в самых разных качествах, в каждом выпуске журнала помещаются критические разборы судебно-психиатрических заключений государственных экспертов. Многие из этих экспертиз являются показательными. Это дела генерала Петро Григоренко, полковника Юрия Буданова, майора Дениса Евсюкова, актера Филиппа Яловеги, юриста Дмитрия Виноградова («русского Брейвика»), а экспертизы Ларисы Арап и Михаила Косенко по ходу дела стали политическими.

Наша разоблачительная профессиональная критика кампании по закрытию многих религиозных организаций под научно-несостоятельным предлогом «грубого вреда психическому здоровью и деформации личности» была истолкована как защита этих организаций. Вопреки неравенству сил и всевозможным недостойным приемам, мы выиграли многие процессы. Видимо, поэтому в дальнейшем права специалиста в суде все время сужались вплоть до запрета оценивать и критиковать заключения государственных экспертов.

Тесное сотрудничество со многими правозащитными организациями, обществами родственников психически больных, многолетняя работа в Экспертном совете при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации, сотрудничество с РОП, авторитет, завоеванный нами в Минздраве России, расширили наши возможности на правительственном уровне и позволили  несколько раз предотвратить использование психиатрии в политических целях (по итогам поездок в Мурманск, Рыбинск и Йошкар-Олу). Однако использование психиатрии в немедицинских целях в рутинных, прежде всего, квартирных делах, получило настолько широкое распространение, что риск политического использования висит в воздухе дамокловым мечом.

Ассоциация выступила с рядом важных законотворческих инициатив, приложила грандиозные усилия для реализации статьи 38 Закона о психиатрической помощи, разработала законопроект, обеспечивающий состязательность экспертной деятельности.

В значительной мере благодаря усилиям НПА России на последние 3 года  были существенно расширены права лиц, признанных недееспособными, — самой бесправной категории граждан, а также – с помощью решений Европейского и Конституционного суда РФ — удалось законодательно утвердить правовую категорию «ограниченной дееспособности».

В последние годы НПА проводит большую работу по защите прав детей и молодых людей, находящихся в интернатах, предотвращая их необоснованные помещения в психиатрические больницы, а также добивается восстановления дееспособности и социальной реабилитации тех, кто стал пациентом ПНИ без достаточных оснований. 

НПА принимает активное участие в общественном контроле за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания, проводит семинары для членов общественных наблюдательных комиссий по правам людей с психическими расстройствами, находящихся в заключении, и продолжает добиваться включения психиатрических стационаров в закон об общественном контроле. 

Наряду с усилиями по гуманизации психиатрической службы, основным приоритетом ассоциации остается сохранение традиций клиницизма отечественной психиатрии. 

Важное место занимает борьба со стигматизацией психически больных, чему была посвящена специальная выставка, проехавшая по университетским городам, а также издание серии популярных буклетов для населения, выступления в СМИ.

С 2011 года НПА член Пироговского движения и Национальной медицинской палаты, с 2012 г. – член Европейской психиатрической ассоциации.

Исторические ориентиры

Мы придаем большое значение опоре на историю психиатрии, на высокие профессиональные традиции, на их выбор. Для нас это, прежде всего, принцип нестеснения, а это Бенджамин Раш, Филипп Пинель, Джон Конолли, Василий Саблер. В клинике это Эскироль и Гейдельбергская школа: Эмиль Крепелин, Карл Ясперс, Курт Шнайдер, а также Йозеф Берце, Артур Кронфельд, Курт Гольдштейн, Г.-Й. Вайтбрехт, Клаус Конрад. И выдающиеся отечественные традиции: В.Х.Кандинский, С.С.Корсаков, В.П.Сербский, А.Н.Бернштейн, Н.Н.Баженов, П.И.Якобий, В.И.Яковенко, П.П.Кащенко, В.М.Бехтерев, П.Б.Ганнушкин, Л.М.Розенштейн, Н.П.Бруханский, В.А.Гиляровский, М.О.Гуревич, В.И.Аккерман, Т.И.Гейер, Т.И.Юдин, С.Г.Жислин, С.И.Консторум, Ф.Ф.Детенгоф, Л.Л.Рохлин, А.С.Шмарьян, Г.Е.Сухарева, Э.Я.Штернберг, Т.Ф.Пападопулос, А.К.Ануфриев, П.Ф.Малкин, Д.Е.Мелихов и мн. др.

Символично, что юридический адрес Ассоциации – это 200-летняя Преображенская психиатрическая больница в Москве, где в 1832 г. состоялась пинелевская реформа в России, а офис Ассоциации располагается в самом центре Москвы, в Российском исследовательском центре по правам человека — Лучников пер., 4, Москва-101000.   Символично также, что съезды Ассоциации проходили в Центре им. акад. Андрея Сахарова и Доме журналистов на Арбатской площади. 

В лице НПА отечественная психиатрия обрела немыслимую прежде реально независимую в административном, финансовом и прочих отношениях и реально общественную, т.е. организованную снизу, горизонтальную сетевую структуру самоорганизации профессионалов, которая завоевала уважение даже у своих оппонентов. А вестник НПА – Независимый психиатрический журнал – стал трибуной неформального обсуждения самых острых профессиональных проблем, наследуя традиции журнала Ганнушкина и Бернштейна «Современная психиатрия».  Для ситуации в отечественной  психиатрии характерно, что все публикации в нем на протяжении 22 лет остаются актуальными. Но так же как для НПА характерно соответствие научной и общественной позиции и даже острой манере В.П.Сербского, так и для советской и нынешней судебной психиатрии характерно называться его именем.  НПА продемонстрировала, сколь многого можно добиться неправдоподобно малыми средствами… Резолюции наших съездов, наши открытые письма и обращения в отношении наиболее острых проблем, в частности, в ВПА, в ЕПА, в Европейский суд, в Комитет против пыток ООН, может себе позволить только такая организация как наша.  В результате, даже в современных условиях удается в чем-то продвигаться вперед. Широковещательные «целевые программы» Минздрава «По предупреждению и борьбе с социально-значимыми заболеваниями» на деле обернулись отсутствием государственной стратегии развития мер по обеспечению психического здоровья, не осуществимого без, по меньшей мере, удвоения государственного финансирования (не менее 7% ВВП) на здравоохранение.

Существование двух всероссийских психиатрических организаций, при их конструктивном сотрудничестве, обеспечивает общество взвешенными экспертными оценками, прогнозами и инициативами и восполняет пробелы законодательства своей повседневной деятельностью. Мы сохраняем крупнейшие завоевания, ставшие возможными на волне общественного подъема начала 1990-х годов, и осваиваем новые направления и сферы деятельности.

Мы не раз отмечали, что НПА, масштабы ее деятельности и членство в ней, постоянно оказываются тонким и точным индикатором происходящих в нашем обществе процессов.

Когда в феврале 1993 года на Пленуме Правления РОП обнаружился его кризис и полная зависимость от Минздрава, мы сформулировали в журнале актуальную до сих пор позицию: «описанная ситуация делает для НПА особенно легкой возможность превратиться в массовую организацию. Однако такой путь значил бы принципиальное изменение НПА и уподобление ее существующему Российскому обществу. Для скорейшего возрождения отечественной психиатрии целесообразнее иметь не два однотипных общества старого образца, а сохранить НПА как динамичную компактную структуру, свободную от инерции прежних стереотипов и задающую направлении разработке основных проблем».  Этому содействует двойное членство: многие члены НПА являются и членами РОП, и это естественно, мы – не политические партии.

Поначалу мы успешно продвигались вперед, но с 1995 года началось движение вспять, нарастающее по ходу дела. Все, что мы писали к 5, 10 и 15-летию журнала, как и весь корпус выпусков журнала за все годы, оказывается все более актуальным, подтверждая этот мощный отлив, за которым неизбежна приливная волна, как естественная контрреакция на гримасы и уродства нынешнего положения вещей.

Устав Ассоциации (последняя редакция) опубликован во втором выпуске Независимого психиатрического журнала за 2005 г.

***         

Президент Ассоциации – Юрий Сергеевич Савенко 
Вице-президенты: Анатолий Борисович Богданов (Архангельск)
Алексей Яковлевич Перехов (Ростов-на-Дону)
Борис Николаевич Пивень (Барнаул)
Александр Андреевич Коломеец (Владивосток)
Председатель Этической комиссии –
Александр Генрихович Гофман
Исполнительный директор –
Любовь Николаевна Виноградова
Руководитель Общественной приемной –
Наталья Васильевна Спиридонова
Ведущий Открытых клинических разборов –
Владимир Вениаминович Калинин
Председатель Общества клинических психотерапевтов –
Марк Евгеньевич Бурно
Руководитель программы «Психиатрия и религия» —
Борис Аркадьевич Воскресенский
Руководитель Юридической службы
Юлия Николаевна Аргунова

наверх >>>