100 лет Московскому институту психиатрии

16 марта 2020 г. исполнилось 100 лет Московскому НИИ психиатрии, ныне филиалу Национального исследовательского медицинского центра психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского. Намеченное на первые числа апреля празднование пришлось отложить на неопределенное время и, в результате, это событие прошло практически незамеченным.  Мы считаем необходимым вспомнить славную историю Института, воздать должное тем, кто в нем работал, и выразить надежду на то, что Институт вновь станет самостоятельным и вернет себе былую славу.  С юбилеем, дорогие коллеги!

История Московского НИИ психиатрии – зеркало истории отечественной психиатрии и отражение истории нашей страны.

100-летие Московского института психиатрии – 16.03.2020 – пришлось на время пандемии коронавируса, как бы символизируя изломанную историю, драматизм которой только оттеняет его выдающиеся вклады. Наивно-примитивная традиция — писать юбилейные статьи в духе мифологизации всей истории.

Московский институт психиатрии возник в условиях гражданской войны, эпидемий и голода 1918-1922 годов, унесшего более пяти миллионов жизней. «Фантастическое повышение смертности среди ученых, которые, — по воспоминаниям Леонида Сабанеева – начали мереть с голоду как кролики, в частности, когда умер от истощения создатель нашей авиации академик Н.Е.Жуковский», заставило ввести академические пайки пяти категорий1.

Профессор Ф.Е.Рыбаков, которого Февральская революция устранила с кафедры психиатрии Московского университета, видимо, чтобы выжить, подарил в 1919 г. свою библиотеку и музей Наркомпросу РСФСР и был назначен руководителем Совета музея.  16 марта 1920 г. музей был реорганизован в Московский невропсихиатрический институт Наркомпроса РСФСР. Статус Института был получен Вильгельмом Вильгельмовичем Крамером — выдающимся невропатологом, лечащим врачом Ленина, у которого он получил визу на создание Института. Крамер был научным руководителем Института и заведующим неврологическим отделом. Виртуоз топической диагностики, без которого Н.Н.Бурденко не делал ни одной операции, он был создателем с ним и нейрохирургического института. Когда в 1935 г. Крамер умер, Институт психиатрии получил его имя, утерянное в результате полной реорганизации 1938-40 гг. Но слово «психопрофилактика» было устранено из названия Института, а «психогигиена» снято из названия Корсаковского журнала. 

Первые директора Института – Ф.Е.Рыбаков и А.Н.Бернштейн, оба сотрудники В.П.Сербского и выдающиеся психиатры, умерли 52-летними: Рыбаков спустя месяц, а Бернштейн полтора года директорства. В апреле 1923 г. открылись клиники и Институт перешел в ведение Наркомздрава РСФСР. Новый директор, «отец русской педологии»  А.Н.Нечаев и его зам. В.В.Крамер организовали Первый всероссийский съезд по психоневрологии, который сыграл выдающуюся роль в консолидации оставшихся в стране профессионалов и наметил первоочередные направления развития. Знаменательным было выступление Нечаева против лозунга особой советской науки. Отстаивание этой позиции на Втором психоневрологическом съезде в Ленинграде в 1924 г. привело к расформированию Института. Только спустя четыре года, в апреле 1928 г., сохранившийся от Института диспансер стал Государственным научным институтом невропсихиатрической профилактики.

Вся история Института советского периода представляет сокрушительные разгромы всякий раз выдающегося направления отечественной психиатрии: клинико-психологического в 1920-1922 годы; диспансерно-психопрофилактического в 1924-1936 гг., неврологического или так наз. психоморфологического в 1941-1951 гг., на которые накладывались разгром генетики с 1938 г., антисемитская кампания с 1948 г. и множество более локальных. Д.Е.Мелихову пришлось писать письмо Сталину, чтобы сохранить Институт.  Сессия ВАСХНИЛ 1948 г. устранила научных руководителей Института Михаила Осиповича Гуревича и Тихона Ивановича Юдина, а Павловская сессия 1951 г. – Александра Соломоновича Шмарьяна и еще 20 сотрудников. В 1941г., когда немцы подошли к Москве, отряды НКВД уничтожили 30 тысяч историй болезни – труд Л.М.Розенштейна и его сотрудников, хранимый для катамнезов «мягкой шизофрении». Директора Института Л.М.Розенштейн и В.А.Внуков прожили, соответственно, 49 и 48 лет. 

Среди выдающихся клиницистов довоенной эпохи, кроме его 4-х директоров Бернштейна, Рыбакова, Розенштейна и Внукова, были А.И.Залманзон и Р.Е.Люстерник, Б.Д.Фридман и Е.Н.Каменева, пионеры социально-психопатологического анализа Н.П.Бруханский и Т.Е.Сегалов, трудовой экспертизы Т.А.Гейер, психотерапии и истории Ю.В.Каннабих, психоанализа И.Д.Ермаков. Среди структур Института треть составляли различные отделы психогигиены и психологии, среди лабораторий уже были иммунобиологическая, генетическая (С.Н.Давиденков, А.Г.Галачьян), патогистологическая (П.Е.Снесарев, Л.И.Смирнов), патофизиологическая (Н.И.Гращенков). Здесь начал свою деятельность гениальный Н.А.Бернштейн. На базе Института Розенштейн создал кафедру усовершенствования врачей, через которую прошло 70% психиатров. В 1940 г. в Институт влился городской институт психиатрии им. П.Б.Ганнушкина, в котором работал Артур Кронфельд.

С 1960-х годов в Институте проводили незабываемые клинические разборы С.Г.Жислин, Г.Е.Сухарева, Л.Л.Рохлин, Д.Е.Мелихов, А.К.Ануфриев. Здесь работал зачинатель экологической психиатрии И.Г.Равкин, и состоялись первые исследования роли радиации (Р.Г.Голодец). Сама многопрофильность Института уберегла его от расширительной диагностики шизофрении. Развитая Л.Л.Рохлиным оригинальная концепция шизофрении  опровергает расхожее мнение о «московской шизофренологии». Институт был фактически центром разносторонних исследований экзогенных и органических психозов, эпилепсии, клиники алкоголизма и алкогольных психозов, возрастной, прежде всего, детской психиатрии, достигшей здесь высочайшего уровня. Такой же славой пользовались отделы экспериментальной патопсихологии Б.В.Зейгарник и популяционной генетики В.П.Эфроимсона, исследователи межполушарной асимметрии Т.А.Доброхотова и Н.Н.Брагина, и ставший головным в стране отдел психофармакологии Г.Я.Авруцкого. В Институте зародились суицидология (А.Г.Амбрумова, В.А.Тихоненко, В.Ф.Войцех),   психоэндокринология (А.И.Белкин), сексология (Г.С.Васильченко). Был создан выдающийся центр патологии речи (В.М.Шкловский), воскресивший разгромленный в зародыше А.А.Портновым сходный центр Н.М.Лернера, когда была погублена уникальная импортная аппаратура, с чего началась тогдашняя оптимизация «чересчур разросшегося» Института: уничтожение лаборатории Ю.Л.Шапиро, ослабление позиций других (патопсихологической, электрофизиологической и т.д.). Только бескомпромиссная позиция Л.Л.Рохлина, поднявшего весь коллектив, уберегла от превращения Института в головной по олигофрении, чему Портнов под давлением Снежневского не сопротивлялся. Выдающуюся роль сыграл перевод в 1967 г. «Клинической психиатрии»  Г.Груле, Р.Юнга, В.Майер-Гросса и М.Мюллера, выполненный Б.М.Сегалом, и организация им интердисциплинарных связей с академической группой Н.И.Гращенкова и с грузинской психологической школой Дмитрия Узнадзе. Здесь работали В.А.Гиляровский, М.О.Гуревич, А.В.Снежневский, П.Б.Посвянский, В.М.Банщиков, А.С.Тиганов. Невозможно перечислить всех, достойных упоминания.  Но нельзя не воздать должное И.Я.Гуровичу, внесшего в закон о психиатрической помощи статью о Службе защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах, организовавшего журнал «Социальной и клинической психиатрии», проторявший международные новации организации внебольничной психиатрической помощи, создание клиник первого психотического эпизода и мн.др.

Творческими вершинами Института были лекции А.Н.Бернштейна, утвердившие нозологическое направление в отечественной психиатрии, и эпоха амбулаторно-профилактического направления Льва Марковича Розенштейна, поставившая это направление отечественной психиатрии в первые ряды мировой медицины.  Очередной расцвет Институт пережил при Дмитрии Дмитриевиче Федотове, выдающемся организаторе и гуманисте, белой вороне, замененной в 1960 г.2 А.В.Снежневским на посту директора Академического института психиатрии, а в 1969 г. — противоположным себе А.А.Портновым. В постсоветское время вершиной была эпоха, когда директора Института В.В.Ковалев и В.Н.Краснов, как и Д.Д.Федотов, были одновременно председателями Российского общества психиатров. На XIII съезде психиатров России в 1995 г. за В.Н.Краснова  проголосовал 71% делегатов, а за Т.Б.Дмитриеву – 29%, на XIV съезде в 2000 г. Дмитриева, даже после своего министерского поста, опять уступила Краснову, который до XV съезда в 2010 г. оставался председателем РОП. А в 2018 г., в русле преступной в отношении наших больных и нашей науки «реформы оптимизации здравоохранения», за два года до юбилея, Институт был ликвидирован как самостоятельное учреждение, хотя имел самые высокие научные показатели. Министр В.И.Скворцова, пригласив Краснова и меня, а потом, выступив перед коллективом Института, погасила естественное возмущение неисполненными обещаниями. Институт – исторический национальный центр всей отечественной психиатрии, через него прошли буквально все известные московские психиатры. Ни одно другое психиатрическое учреждение не имеет более славной истории. 

В голодные, но полные энтузиазма 20-е годы, были организованы десятки новых институтов, тогда как золотой дождь нефтедолларов в последние 20 лет сопровождался резким сокращением институтов, больниц, штатов, вульгаризацией клинического мышления и всей системы здравоохранения и образования.

Как автор истории Института к его 50-летию, работавший в архивах и взявший интервью фактически у всех руководителей отделов Института и его ветеранов3, а сейчас, видимо, неудобный свидетель,  хочу напомнить, что как в дореволюционные, так и в советские времена условия работы были значительно тяжелее, чем сейчас, но это не помешало классикам нашей профессии не только добиться выдающихся достижений, но и стать примером достойного поведения. Более того, — в условиях прессинга люди обнаруживают себя и достигают творческого успеха вопреки препятствиям. Почти все великое – это сверхкомпенсация.

Я не сомневаюсь, что Институт будет восстановлен, как в 20-е годы, спустя 4 года. 

Ю.С.Савенко

 

1 «Воспоминание о России» выдающегося музыковеда  Л.Сабанеева, впервые опубликованные три года назад

2 Незадолго до этого комиссия Д.Д.Федотова после проверки Института судебной психиатрии им. В.П.Сербского рекомендовала расформировать его.

3 Мне удалось впервые восстановить два первых разгрома Института  1924-го и 1937-го годов, восстановить имена В.В.Крамера и В.А.Внукова, директора Института в 1934-37 гг., отсутствующего в 3-х томной «Истории отечественной психиатрии»  Ю.А.Александровского  2013 г. , разыскать дочь Л.М.Розенштейна и повторить судьбу изгнанников.   В розысках материалов о В.А.Внукове большую помощь оказал В.Д.Тополянский.

HitMeter.ru - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика Яндекс.Метрика