Ответственность диагноза «умственная отсталость»  в пограничных случаях

Кто только не присылает людей в нашу общественную приемную! Недавно пришла молодая девушка, направленная депутатом Государственной Думы РФ из фракции одной из ведущих партий.  Он просил провести ей психиатрическое исследование и помочь отвергнуть диагноз «умственная отсталость».  Девушка уже давно помогает ему в его депутатской деятельности и в работе офиса партии, и никому в голову не приходило, что она является «умственно отсталой». У нее была врожденная патология и множество тяжелых заболеваний в раннем детстве, однако все это она преодолела, практически без троек закончила общеобразовательную школу, в настоящее время успешно учится в медицинском колледже, работает волонтером в офисе партии. Установленный в детстве диагноз «умственная отсталость» был впоследствии заменен на «органическое расстройство личности в связи с ранним перинатальным поражением головного мозга», однако эксперты Центра им. Сербского, которые проводили судебно-психиатрическую экспертизу, вновь заговорили об умственной отсталости.  Всю жизнь эта девушка вместо того, чтобы получать от психиатров помощь и реабилитацию, получала от них диагнозы и ограничение своих прав. 

Диагноз «умственная отсталость», безусловно, является стигматизирующим, причем — на наш взгляд — в гораздо большей степени, чем шизофрения. Так почему же мы до сих пор не поднимаем вопрос о его замене на более социально приемлемый и широко ставим его молодым людям, закрывая перед ними таким образом дверь в новую жизнь?  Это типовой диагноз для выпускников детских домов, с которым их направляют в психоневрологические интернаты. Между тем, при ближайшем рассмотрении это часто оказывается не умственная отсталость, а педагогическая запущенность, и при соответствующей работе с этими людьми «умственная отсталость» куда-то исчезает. Такой диагноз в пограничных случаях должна ставить сама жизнь, а не эксперты, сидящие в своих кабинетах и оторванные от клиники и ответственности за последствия своих заключений, за их жесткий уклон. 

Когда-то, в эпоху так называемой «карательной психиатрии», гуманистически настроенные психиатры в реабилитационных целях смягчали диагноз пациента, уберегая его от социальных последствий постановки на учет, а теперь психиатрия вновь возвращается к своей дискриминационной практике: с любым диагнозом вам запретят управлять автотранспортом, работать по многим специальностям и принимать участие в воспитании детей, а теперь еще и появилась опасность признания недееспособным и помещения в психоневрологический интернат. Люди начали вновь бояться психиатров и отказываются от необходимой им психиатрической помощи или обращаются к частным врачам.

Комиссия специалистов НПА России провела тщательное психологическое исследование и комиссионное психиатрическое освидельствование Асмик Б., 1998 г.рожд. и пришла к выводу, что «диагноз «легкая умственная отсталость» не подтверждается. Асмик Б.  демонстрирует достаточный уровень интеллектуального развития, социально адаптирована, успешна, имеет реалистичные планы на будущее, демонстрирует высокую активность в достижении своих целей».  Асмик собирается оспаривать диагноз в суде, однако  захотят ли эксперты изменить ранее выставленный диагноз, неизвестно. Корпоративная солидарность часто превалирует над интересами пациента.

HitMeter.ru - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика Яндекс.Метрика