«Мы не можем всех освобождать»

О злоключениях Владимира Семёнова – молодого солдата, вынужденного покинуть часть из-за издевательств «старослужащих» — мы рассказывали в материале «Срок сократили – проблемы остались». История получила продолжение…

Напомним, что Семёнова призвали в армию в декабре прошлого года, и с первых же дней юноше пришлось сполна испытать «тяготы и лишения воинской службы». Из-за постоянных побоев «дедов» у Владимира возникли проблемы со здоровьем, появились даже мысли о самоубийстве. С февраля по март Семёнов лечился в психиатрическом отделении военного госпиталя в Подольске, затем его выписали и отправили к месту службы. Но в часть Владимир не вернулся: он приехал в Москву и обратился в Союз комитетов солдатских матерей России (СКСМР). Его направили на освидетельствование в НПА, и комиссия экспертов выявила у солдата выраженное депрессивное состояние с тревогой, как пролонгированную реакцию на стрессовую ситуацию у личности с инфантильными и зависимыми чертами характера и интеллектуальной дефицитарностью. Специалисты пришли к выводу: Семёнов нуждается в лечении, обследовании в психиатрическом стационаре и последующем направлении на ВВК для выяснения годности к военной службе.

Заключение НПА Владимир представил в Подольский военный госпиталь. Психиатр бегло просмотрел документы и, не утруждая себя беседой с обследуемым, распорядился отправить Семёнова в часть с удивительной формулировкой: «Может служить под наблюдением врача». Как склонный к суициду, подвергающийся постоянному насилию молодой человек может оборонять отечество, и каким образом врач может контролировать его так называемую «службу», эксперт не уточнил. Вместо этого он заявил Семёнову: «Мы же не можем всех от службы освобождать!».

Перспектива вновь оказаться в воинской части привела Владимира в ужас, он вновь обратился в СКСМР и в апреле прошёл повторное обследование в НПА.

Комиссия НПА констатировала, что за прошедший месяц состояние В.Семёнова не улучшилось. Он по-прежнему боится возвращаться в армию, испытывает постоянную тревогу, беспокойство, сохраняются суицидальные мысли. И мысли эти настолько сильны, что эксперты рекомендовали срочно поместить Семёнова в психиатрический стационар для лечения депрессивного расстройства.

Около трёх недель Владимир находился в одной из московских клиник, где пытался покончить с собой. Его спасли и после курса лечения перевели в психиатрическую больницу для проведения военно-врачебной экспертизы.

Хочется верить, что военные эксперты наконец-то признают очевидное: состояние молодого человека не позволяет ему вернуться в строй. Ведь конституционная обязанность исполнения воинского долга не должна противоречить основному, святому праву – праву на жизнь…

Дмитрий Казеннов

наверх >>>