Кого и как должны защищать психиатры?

В общественную приемную НПА России обратилась молодая женщина 33 лет, которая на 4-ом месяце после родов перенесла острое аффективно окрашенное психическое расстройство, в связи с чем была стационирована в Калужскую областную психиатрическую больницу. Психотическую симптоматику удалось быстро купировать: уже через неделю она была адекватна,  ее отпускали в домашний отпуск, а через 3 недели длительный домашний отпуск закончился выпиской из больницы.  Она была рада возращению домой, к своему мужу и ребенку, благодарна врачам за то, что помогли, но через некоторое время узнала, что выписали ее с диагнозом: шизофрения параноидная, эпизодический тип течения с нарастающим дефектом, депрессивно-параноидный синдром.  Как легко можно перечеркнуть жизнь человека!  Во всех отношениях успешная социально адаптированная женщина, единственное стационирование, и уже «нарастающий дефект», и ходи к психиатру не реже 1 раза в месяц. С тех пор прошло более трех лет. Татьяна живет с мужем, родила второго ребенка, занимается хозяйством и воспитанием детей, в психиатрической помощи не нуждается, чувствует себя хорошо, собирается возобновить работу, поскольку декретный отпуск подходит к концу, и получить водительские права, поскольку живет в маленьком областном городе, и детей часто нужно возить в областной центр.  Но как это сделать при том, что она состоит под диспансерным наблюдением и имеет такой серьезный диагноз? Согласно Закону о психиатрической помощи, «ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением или пребывания в медицинской организации, оказывающей помощь в стационарных условиях, не допускается». Это дискриминация. Но психиатры занимаются перестраховкой: вот пройдет пять лет, тогда подумаем, а пока будем держать вас под диспансерным наблюдением со всеми вытекающими отсюда ограничениями.  За помощью Наталья обратилась в НПА России.

Комиссия специалистов НПА России тщательно исследовала все медицинские документы, представленные Натальей, провела комиссионное освидетельствование и сделала следующее заключение: «По мнению комиссии, Н. однократно перенесла острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрении (F 23.1), которое при назначении терапии быстро купировалось (длилось менее месяца). Диагноз «Шизофрения параноидная, эпизодический тип течения с нарастающим дефектом» представляется необоснованным: до 2016 г. психических расстройств у Н. не отмечалось, однократный эпизод острого психотического расстройства, аффективно окрашенный, возникший через 4 месяца после родов, продолжался менее 1 месяца, характерных расстройств мышления и восприятия, а также эмоционально-волевого снижения в настоящее время у Н. не имеется. Наблюдения пациентки в остром психотическом состоянии в течение месяца недостаточно, чтобы сделать вывод о «нарастании дефекта». После выписки из психиатрического стационара в апреле 2016 г. Н. медикаментозной терапии не получает, психическое состояние стабильное, жалоб на самочувствие нет, в социально-бытовом плане адаптирована, имеет реальные планы на будущее.

Н. в настоящее время психических расстройств не обнаруживает. Она  не страдает «хроническим и затяжным психическим расстройством с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями», в связи с чем диспансерное наблюдение рекомендовано прекратить. У Н. нет медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством, а также ограничений для работы с детьми».

Мы надеемся, что психиатры Калужской области, где проживает Наталья, пойдут ей навстречу и отменят нелепые ограничения.  

HitMeter.ru - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика Яндекс.Метрика