Андрей Иванович Воробьёв 01.11.1928 – 15.06.2020

Ушел из жизни большой друг Независимой психиатрической ассоциации России. Это потеря для всей страны. Мы скорбим вместе с его близкими и продолжателями его дела.

Ушел из жизни Великий Медик, ни в чем не уступающий самым выдающимся классикам прошлого.  Можно удивляться и радоваться, что даже костоломные жернова преступных режимов не в состоянии перемолоть всех достойных. Его родители – революционеры-большевики с дореволюционным стажем — Иван Иванович и Мирра Самуиловна – попали в них. Расстрел отца, тоже врача, в 1936 г., и отрыв от матери,  ученого-биолога, 20 лет  проведшей в лагерях, детский дом в Пермском крае, где он провел школьные годы, не сломили его.

Он стал выдающим врачом и ученым, преемником с 1971 г. выдающегося терапевта И.А.Кассирского (по его завещанию), на кафедре которого работал с 1956 г., и сумел выдвинуть отечественную онко-гематологию по ряду важнейших позиций на первое место в мире, добившись излечения 80% некоторых опухолей лимфатической системы, разработав новый метод профилактики нейролейкемии и опередив американцев в изучении и лечении лучевой болезни, опираясь на свою работу в 1960-х годах в Институте биофизики, участие в семинаре И.М.Гельфанда и подобранный талантливый коллектив. 

Академик РАМН (1987) и РАН (2000), главный редактор журнала «Гематология и трансфузиология», 24 года директор и организатор Гематологического научного центра (1987-2011), создатель выдающейся школы отечественных гематологов, выдающийся преподаватель на кафедре гематологии и интенсивной терапии ЦИУ (с 1971 г.) и в собственном центре, куда приходила слушать его молодежь, более 30 лет председатель Московского общества терапевтов, главный терапевт Главмедупра и т.д.

Он был выдающийся Гражданин и Гуманист. В 1986 г. инициатор создания и член правительственной комиссии по аварии на Чернобыльской АС, потом были Армения, Норд-Ост, Беслан, и везде он был высоко востребованным и вносившим достойную ноту в происходящее. В 1990-1991 гг. – народный депутат СССР. Он называл себя «насквозь советским человеком», буквально понимая и принимая жизнеутверждающую советскую идеологию, зная и понимая, что прячется за этой маской. 

Первый министр здравоохранения новой России (14.11.1991 – 23.10.1992, и.о. до 23.12.1992), впервые с 1917 г. воскресил «Обещание врача России», одну из первоочередных задач он видел в устранении пыток и переводе тюремной медицины (а наши тюрьмы – рассадник резистентных форм туберкулеза, которого боятся во всем мире) из системы МВД в Минздрав и ценой огромных усилий провел закон об этом через Совет Министров, но в конце декабря, на следующий день после получения последней визы, кабинет министров был распущен, и закон не был опубликован. Но никто из его преемников не озаботился этим. Некоторое время спустя тюремное здравоохранения из МВД передали в Минюст, что «позволяет прокурором и следователям отстранять независимых от тюремной администрации врачей  от наблюдения за здоровьем заключенных, … это сделало возможным и “дело Магнитского”». Андрей Иванович добился Указа 26.09.1992 г., который спас высокотехнологическую медицинскую помощь в годы финансового бедствия, сохранив систему здравоохранения, научные кадрыи приоритетные направления развития. Невозможно перечислить, сколько замечательных дел он сделал на посту министра в течение менее одного года, встречая тихий саботаж аппарата. Он помогал узникам ГУЛАГа и  их семьям в годы перестройки и в 2019 г. в возрасте за 90 лет написал письмо Президенту, поддержанное десятками ученых РАН, в связи с подбрасыванием наркотиков журналисту Ивану Голунову, о необходимости пересмотра всех приговоров по делам о наркотиках для выявления подобных провокаций.  Он боролся за отмену смертной казни, возрождения сталинизма, клерикализации общества и образования, лживых обвинений «Свидетелей  Иеговы», полицейских в больницах… 

В Интернете есть голосовые интервью с ним, и мы можем всегда услышать его голос, его бесстрашное обозначение вещей своими именами без ставших привычными лжи и фиглярничания.  Мы не дублируем своих воспоминаний о нем к его 90-летию1.

Есть нечто символическое в том, что первым министром здравоохранения России, стряхнувшей с себя очередное иго, был такой человек, как Андрей Иванович Воробьев. Это было настолько обнадеживающим и вдохновляющим, что эти чувства до сих пор свежи в памяти, контрастируя с последующим нарастающе деструктивным курсом его преемников, предавших свое дело и приведших к позорной деградации государственной службы здравоохранения под фальшиво звучащим именованием «оптимизации». 

Андрей Иванович навсегда останется примером для всех нас, каким должен и может быть врач и ученый, вопреки, казалось бы, непреодолимым препятствиям. Мы всегда сможем увидеть его одухотворённое лицо, услышать его голос – голос человека, увлекающего примером Пирогова, Гааза и своим собственным.  

1 Свидетельства сына А.И. – проф. Павла Воробьева, его близкого сотрудника Никиты Шкловского, сокурсника — С.С.Гурвица, интервьюеров «Новой газеты» (2018, № 122, с. 20; 2020, № 62, с. 22), неоднократных личных бесед с 1991 г. (НПЖ, 2018, 4, с. 5) 

HitMeter.ru - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика Яндекс.Метрика