Жизнь по собственному желанию

Молодость – прекрасная пора, когда ты полон сил и строишь радужные планы на будущее. Но как быть тем, кто оказался неспособен жить по собственному желанию: социально не адаптирован, с детских лет – в приютах и ПНИ, но, тем не менее, хочет стать таким как все?

Судьбы Татьяны Ф. (1982 г.рожд.) и Александра К. (1984 г.р.) во многом схожи. Сироты с рождения, они воспитывались в доме ребенка, закончили коррекционную школу для детей с ограниченными возможностями, были переведены на проживание в ПНИ.

Татьяна – всегда общительная, певунья, даже ездила на конкурсы художественной самодеятельности в Болгарию и Санкт-Петербург. Учебу на вечернем отделении общеобразовательной школы она совмещала с работой санитарки в клинике лечебного питания. Трудовой опыт в клинике пригодился, когда Татьяна стала санитаркой-уборщицей в своем ПНИ. Получив аттестат о среднем образовании, она поступила в колледж сферы услуг – учиться на повара. Характеризуют её самым лучшим образом: спокойная, доброжелательная, участвовала в спортивных соревнованиях и художественной самодеятельности. Татьяне нравится специальность, ей уже сейчас предлагают работу в магазине кулинарии, где она проходит практику. В 2006 г. у Татьяны родился сын, сейчас он живёт в доме ребенка. Она регулярно навещает его, приносит гостинцы и игрушки, интересуется здоровьем и развитием. Ребенок очень любит мать и с нетерпением ждет её прихода.

Тем не менее, в прошлом году орган опеки и попечительства муниципалитета ВМО «Чертаново-Центральное» обратился в суд с иском об ограничении Татьяны Ф. в родительских правах. Исковое заявление категорично и безжалостно к несчастной матери: она – инвалид второй группы с детства, проживает в ПНИ, жильем не обеспечена, выполнять родительские обязанности в полном объеме не в состоянии. К счастью, Чертановский районный суд иск органов опеки отклонил, а кассационная инстанция поддержала решение райсуда.

Угроза миновала, но после судебных заседаний Татьяна твёрдо решила получить собственное жильё, чтобы воспитывать сына самостоятельно и оградить себя и ребёнка от непрошеных «опекунов». Осенью прошлого года Татьяна Ф. вышла замуж. До визита в загс она познакомила сына с будущим мужем, и приняла окончательное решение о вступлении в брак лишь убедившись, что у ребёнка и её избранника сложились доброжелательные отношения. Женщина часто навещает сына вместе с супругом, он полностью поддерживает её желание воспитывать мальчика самостоятельно.

Между тем, программа социальной адаптации Татьяны Ф. утверждает, что она нуждается в бессрочной социокультурной реабилитации, которая должна проводиться органами социальной защиты и ПНИ. Программа предусматривает пожизненное проживание женщины в ПНИ и фактически ставит крест на её планах создания нормальной полноценной семьи. Женщина обратилась за помощью к уполномоченному при президенте РФ по правам ребенка, и затем, по рекомендации уполномоченного – в НПА. По заключению специалистов Ассоциации, женщина обнаруживает легкую умственную отсталость, но при этом максимально использует свои возможности: «Рекомендации по реабилитации, данные Татьяне Ф. комиссией МСЭ, не учитывают её настоящего состояния, ограничивают уже достигнутые ею успехи и ведут к снижению самостоятельно достигнутого социального статуса. Учитывая настоящую социально-трудовую и бытовую адаптацию, комиссия считает, что Татьяна Ф. может проживать самостоятельно и нуждается в проведении дополнительных реабилитационных мероприятий вне стен ПНИ».

 

Нелегко сложилась жизнь и у Александра Ч. Но, как и Татьяну Ф., его не сломили удары судьбы. Инвалид 2-й группы с детства, он, окончив 11 классов вечернего отделения средней школы, в 2009 г. получил аттестат о среднем образовании. В том же году Александр поступил в Московский приборостроительный техникум, где учится по специальности «Вычислительные машины, комплексы, системы и сети». Характеристика говорит о «средних знаниях» (что неплохо для человека с ограниченными возможностями) и об огромном трудолюбии молодого человека: «Старательный, обучаемый, усидчивый, добросовестный, честный, пользуется уважением в группе». Работать Александр начал еще в 2003 г., в ПНИ санитаром и уборщиком. С конца октября 2007 г. устроился на предприятие оформителем готовой продукции, где тоже показал себя трудолюбивым и дисциплинированным работником.

В интернате Александр живет в комнате с тремя соседями. Отношения с ними неплохие, но, перефразируя известную пословицу, в такой тесноте невозможно обойтись без обид. И всё-таки Александр по мере сил пытается создать более-менее комфортные условия жизни. На заработанные деньги он не только покупает себе одежду, учебники, но даже телевизор и персональный компьютер. Обслуживает себя самостоятельно: стирает, гладит, покупает продукты, вот только готовить не может – живущим в ПНИ это запрещено. Александр считает, что вполне подготовлен к самостоятельной жизни.

По результатам экспериментально-психологического исследования комиссия НПА выявила у Александра Ч. заметное снижение интеллектуальных возможностей, которое, однако, компенсируется хорошими мнестическими способностями и высокой работоспособностью. К тому же, у Александра активная жизненная позиция, что помогает ему адекватно ориентироваться в нашей непростой действительности.

Согласно заключению специалистов НПА, «Александр Ч. обнаруживает легкую умственную отсталость… Учитывая достаточную социально-трудовую и бытовую адаптацию, наличие положительных социальных и морально-нравственных установок, желание учиться и высокую трудоспособность, комиссия считает, что он может проживать самостоятельно». При этом Александр нуждается в проведении дополнительных реабилитационных мероприятий.

 

В Ассоциацию обращается немало живущих в ПНИ молодых людей, стремящихся покинуть интернат. Их желание понятно, но необходимо понимать и то, что ограниченные возможности, отсутствие профессионального и житейского опыта могут серьёзно навредить тем, кто не подготовлен в полной мере к многочисленным сложностям и опасностям, подстерегающим их в «большой жизни». Но с другой стороны, если эти ребята постоянно будут жить в интернате, они никогда не смогут полностью адаптироваться к самостоятельному проживанию.

К проблемам социальной адаптации людей с ограниченными возможностями добавляются и «организационные моменты». Интернаты не горят желанием выписывать молодых людей, поскольку каждому покинувшему интернат необходимо предоставлять комнату или квартиру, а это всегда превращается в проблему. Кроме того, персонал ПНИ часто прибегает к помощи молодых людей при уходе за тяжело больными пациентами (и Татьяна, и Александр работали в ПНИ санитарами).

Как же быть? Нужно ли выталкивать «птенцов» из гнезда-интерната, чтобы они смогли расправить крылья в свободном полёте, или лучше оставить всё как есть и не рисковать судьбами молодых людей? Ответить на эти вопросы было бы куда легче, если бы в нашей стране существовала служба социального сопровождения, помогающая людям с ограниченными возможностями гармонично вписаться в окружающий мир. Но, увы, в калейдоскопе государственных структур такой службы нет. Поэтому остаётся полагаться лишь на профессионализм членов межведомственной комиссии, которые будут решать судьбу Татьяны Ф., Александра Ч. и других кандидатов на жизнь по собственному желанию.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>