Вместе – преодолеем

Некоторое время назад мы рассказывали о судьбе Андрея Бородина. После банального производственного конфликта с руководством его попытались уволить, «наградив» диагнозом «расстройство личности и поведения». Андрей обратился в НПА с просьбой о проведении независимого психолого-психиатрического исследования.

Напомним историю Андрея. Детство и юность его были безоблачными: он рос в благополучной интеллигентной семье, занимался спортом. После школы поступил в институт физкультуры, отслужил в Вооруженных силах. Не было никаких серьёзных конфликтов на «гражданке», неуставных взаимоотношений в армии: неизменная корректность и дружелюбие по отношению к окружающим. Уравновешен, без неоправданных амбиций, обидчивости или подозрительности, счастливый муж и отец трёх маленьких детей. Портрет среднестатистического добропорядочного гражданина. Что же произошло?

После армии Андрей устроился работать охранником, получил право на ношение огнестрельного оружия. За шесть лет работы ежегодно проходил медицинскую комиссию, неоднократно бывая на приёме психиатра и нарколога. Все эти годы претензий к здоровью и исполнению служебных обязанностей Бородина не возникало.

Неприятности начались после заурядного производственного конфликта с шефом – начальником охраны, поставившим Андрею ультиматум: уволиться «по собственному желанию». Желание Бородина с требованием шефа не совпало. В ответ немедленно последовали выговоры, претензии, нарекания. Андрею понизили зарплату, лишили премий. Но он не сдавался: обратился к вышестоящему руководству, и зарплата была восстановлена. Шеф воспринял это как личное оскорбление и открыто заявил: следующую медкомиссию строптивый подчинённый не пройдет. Сказано – сделано. Психиатр медкомиссии, сославшись на некие нарушения поведения в представленной на Андрея служебной характеристике, направил его на стационарное психиатрическое освидетельствование в ПНД Смоленской области. Комиссия ПНД вынесла вердикт: «На основании результатов обследования и представленной характеристики с места работы (можно представить, как красочно шеф расписывал поведение Андрея!), подэкспертному установлен диагноз: расстройство личности и поведения вследствие дисфункции головного мозга». С этим заключением легко согласилась медкомиссия по обязательному освидетельствованию работников, осуществляющих деятельность, связанную с источниками повышенной опасности. Бородин был уволен.

Но «заклятый друг» Андрея рано праздновал победу: Бородин обратился в суд, прошёл амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу в ГНЦСиСП им. В.П. Сербского. Комиссия постановила: А. Бородин каким-либо психическим расстройством не страдает. Суд принял решение о восстановлении его на работе.

Впрочем, выводы комиссии мало что изменили: к работе с оружием Андрея не допустили, предложив пройти повторную экспертизу в Смоленском ПНД. Но ведь там уже сказали своё «веское» слово и не собирались брать его назад. После нового витка судебных тяжб А.Бородин решил обратиться в НПА с просьбой о проведении независимого психолого-психиатрического исследования. Вывод комиссии НПА однозначен: «…при настоящем исследовании психических расстройств у А.Бородина не обнаружено». Очевидно, что диагноз, установленный Смоленским ПНД, является несостоятельным и для решения диагностических и экспертных вопросов стационарная судебно-психиатрическая экспертиза не требуется.

Недавно в Смоленске состоялось очередное заседание суда. Оппоненты А.Бородина, выступавшего в качестве истца, прибыли на заседание столь представительной делегацией, что судья поинтересовалась, не решила ли сторона ответчика «взять числом». Впрочем, помимо «числа», ответчики привлекли на свою сторону и «умение» в лице весьма квалифицированных специалистов – руководителя Управления по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по Смоленской области В.Ю.Дятлова и профессора Охапкина, признавшего «расстройство личности и поведения» Андрея. Они упорно стояли на своём: диагноз установлен правильно и обжалованию не подлежит. Который раз в нашей новейшей истории честь мундира оказалась превыше судьбы одного «простого» человека.

Когда аргументы ответчиков иссякли (а случилось это довольно быстро), заседание попытались превратить в выяснение отношений на уровне «а ты кто такой?!». Сторона ответчика вознамерились узнать полномочия представителей НПА. Все разъяснения были немедленно получены.

Судебное заседание не дало окончательного ответа на вопрос, страдает ли А.Бородин психическим расстройством. Но делегации НПА удалось добиться назначения экспертизы медицинских документов Бородина: насколько их оформление соответствует требованиям российского законодательства. Судья собиралась сформировать комиссию из четырех специалистов: два представителя Независимой психиатрической ассоциации России и два – со стороны ответчика. Однако затем решение было изменено и экспертиза поручена Государственному Центру социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского – организации, по мнению судьи, не заинтересованной в исходе дела. Требование ответчика о проведении повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы Андрея суд отклонил, предпочтя компромиссное решение.

Борьба за честь и достоинство А.Бородина продолжается.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>