У последней черты

Пожилая женщина в состоянии аффекта нанесла телесные повреждения своему мужу. Она нуждается в помощи специалистов, но в определении формы лечения между экспертами НПА и ПКБ № 1 им. Н.А.Алексева возникли разногласия

Татьяна Архипова, 1933 г. р., всегда умела ладить с людьми – и на работе, и в быту. Замуж вышла в 24 года, имеет двоих детей (дочери 51 год, сыну – 41) и троих внуков. На здоровье Татьяна никогда не жаловалась, но возраст брал своё: медицинская карточка запестрила диагнозами — остеохондроз позвоночника, ишемическая болезнь сердца, кардиосклероз, хроническая ишемия мозга смешанного генеза и т.д.

Отношения с мужем всегда были непростыми, случалось всякое: ссоры, скандалы, однако, семья всё-таки сохранялась. Были поводы для ревности, но женщина умела прощать. Последние 10 лет близких отношений с мужем не было из-за его болезни (аденома простаты). Супруги спали в разных комнатах, но продолжали вести совместное хозяйство, поддерживали прежние отношения. Три года назад мужу Татьяны сделали операцию, после которой, по её словам, сексуальная функция супруга восстановилась, но она не хотела возобновлять интимные отношения.

Дальнейшие события в пересказе Архиповой напоминают латиноамериканскую «мыльную оперу». Сердобольная дежурная по подъезду сообщает женщине, что у её супруга появилась любовница, которая якобы приходит к нему в отсутствие Татьяны. Дальше – больше: квартиру Архиповых стал использовать для интимных встреч со своей подругой и друг мужа. Правда, Татьяна признаёт, что ей так и не удалось никого застать «на месте преступления». Возвращаясь с дачи, она видела лишь следы застолья и вынуждена была приводить квартиру в порядок. Муж категорически отрицал связь «на стороне», но Татьяна не верила. По её словам, она не ревновала мужа, но была оскорблена тем, что «изменяет» он в их же квартире, которую ей ещё и убирать затем приходится. Пожилые супруги часто ссорились, доходило до рукоприкладства. Муж Архиповой грубо отвечал на претензии жены, что её надо лечить в «психушке». 9 ноября 2009 г. во время очередного выяснения отношения Татьяна схватила кухонный топорик и дважды ударила им мужа по голове (по её словам, пытаясь защитить себя). По факту нанесения телесных повреждений возбуждено уголовное дело, проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза (АСПЭ) Т.Архиповой в ПКБ № 1 им. Н.А. Алексеева.

В заключении АСПЭ приводятся показания пострадавшего мужа Архиповой. Он убеждён, что с марта 2009 г. у жены «помутился рассудок», она стала его ревновать, говорила о неких женщинах, которых он приводит в дом, вела себя неадекватно. Эти слова подтвердил и сын Архиповой: он сообщил, что мать постоянно инициировала скандалы и оскорбляла отца. Сама же подэкспертная обвиняла мужа в измене, заявив, что и муж, и дети сговорились и хотят упрятать её в «психушку» чтобы завладеть жилплощадью. Комиссия пришла к заключению, «что Т.Архипова страдает хроническим психическим расстройством в форме бредового (шизофреноподобного) расстройства в связи с неуточненными заболеваниями». Констатировав, что женщина не могла осознавать свои действия и контролировать их, комиссия пришла к заключению: «нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар общего типа».

Татьяна Архипова с решением АСПЭ не согласилась, обратившись 3 марта в общественную приемную НПА России с просьбой о проведении ей комиссионного освидетельствования. Эксперты НПА пришли к выводу, что психический статус подэкспертной мало отличался от описанного при АСПЭ, но, поскольку Т.Архипова получает амбулаторное лечение в ПНД по месту жительства, ей было предложено продолжить лечение и повторно прийти на комиссию через месяц.

6 апреля Т.Архипова снова приехала на комиссию с дочерью, которая сообщила, что мать добровольно посещает ПНД и принимает назначенное лечение. Она стала спокойнее, лучше спит, не проявляет агрессивности, дружелюбна с детьми, соседями, самостоятельно ведет домашнее хозяйство. С мужем Татьяна не встречается: он живёт у дочери и не собирается возвращаться домой.

При вторичном обследовании эксперты НПА констатировали, что сознание Т.Архиповой ясное, она одета опрятно, следит за внешностью, охотно и по существу отвечает на вопросы. Отношение к мужу и его «изменам» у женщины осталось прежним, но совсем по-другому Татьяна стала относиться к детям: признаёт, что ошибалась насчёт их «сговора» по захвату жилплощади. Она согласна с тем, что выпавшие на ее долю переживания не могли не сказаться на психическом состоянии, поэтому принимает назначаемое ПНД лечение.

В результате обследования комиссия НПА пришла к выводу, что Т.Архипова страдает хроническим бредовым расстройством. По своему психическому состоянию она не могла осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими в период, относящийся к совершению инкриминируемого ей деяния. После лечения в ПНД состояние Т.Архиповой улучшилось. Бредовые идеи сохраняются, но ушла аффективная заряженность, напряженность, агрессивный настрой; болезненные переживания в отношении их утратили актуальность. Учитывая, что Архипова добровольно обратилась за помощью к психиатрам и принимает назначенное лечение, комиссия НПА полагает, что женщина может проходить амбулаторное лечение в ПНД по месту жительства.

Эксперты НПА выступают против стационарного лечения Т.Архиповой, рекомендованного в заключении АСПЭ, поскольку пожилая больная женщина не представляет опасности для окружающих. Лечение в стационаре должно рассматриваться как крайний случай, когда другие методы помощи неэффективны. К сожалению, многие врачи злоупотребляют ими не делая скидок на преклонный возраст человека, степень его опасности для окружающих и даже на мнение членов его семьи. Не говоря уже о том, что условия пребывания пациентов в наших стационарах, мягко говоря, далеки от нормальных. В частности, в НПА часто приходят жалобы на ПБ № 5, в которых говорится о грубых нарушениях прав пациентов в этой больнице. Поэтому вряд ли нужно «ставить на поток» лечение в стационарах: необходимо с большей ответственностью относиться к каждому пациенту, решая его судьбу.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>