Своя колея

Мы уже не раз писали о том, как сложно людям, проживающим в психоневрологических интернатах (ПНИ), вернуться к нормальной жизни. И дело, к сожалению, не только в психологической адаптации: некоторые ПНИ не хотят расставаться со своими подопечными, руководствуясь отнюдь не профессиональными интересами…

Людмилу Иванову судьба не баловала. Сирота с рождения, она воспитывалась в детском доме, училась в школе-интернате для детей с отставанием в развитии. Поведение девочки не вызывало нареканий педагогов — общительный, подвижный, неконфликтный ребёнок никому не доставлял хлопот. Людмила никогда не лечилась в психиатрических больницах и не принимала психотропных препаратов.

В 1977 году Иванова получила инвалидность второй группы, ее перевели в ПНИ, в котором она зарегистрирована и по сей день. Семь лет проработала в интернате, ухаживая за престарелыми пациентами. С 1985 года Людмила трудится за пределами интерната. «Большая жизнь» пришлась по душе, и она неплохо к ней адаптировалась.

2003 год стал важным рубежом в жизни Ивановой: во-первых, она добилась переосвидетельствования в МСЭ и получила третью группу инвалидности, во-вторых — стала получать полную пенсию, без каких-либо отчислений в пользу ПНИ. Вполне логично: ведь женщина полностью себя обслуживала.

Руководство предприятия, на котором работает Иванова, оценивает Людмилу как «уравновешенного, исполнительного работника, умеющего прекрасно ладить с коллективом, знающего свои должностные обязанности… За время работы не имела замечаний и нареканий. Отзывчивый и добрый человек». Хорошо отзываются о ней и коллеги. Со временем наладилась и личная жизнь: последние два года Иванова проживает в квартире своего гражданского мужа. Людмила с удовольствием выполняет всю домашнюю работу: убирает, стирает, очень любит готовить. А ещё ей нравится трудиться на дачном участке мужа, выращивать цветы, консервировать овощи на зиму. Неплохие отношения сложились у Ивановой и с сыном мужа, проживающим в квартире отца вместе со своей женой. В общем, всё бы хорошо за исключением одной серьёзной проблемы.

Людмила уже давно пытается выписаться из ПНИ и получить собственное жилье. По словам женщины, она проходила в интернате комиссии для решения вопроса о самостоятельном проживании, но на межведомственную комиссию, за которой остаётся последнее слово в этом вопросе, ее никогда не посылали. Причины называли самые разные, но серьезных – ни одной. Доходит до того, что женщине открытым текстом заявляют: «А зачем вам жильё, вы и так у мужа живёте? Расписывайтесь с ним в загсе, вот вам и готовая квартира». Но ведь у мужа Людмилы есть сын, именно он является наследником жилплощади. «Квартирный вопрос», как показывает практика, продолжает портить население. Поэтому собственное жильё женщине необходимо: у неё нет никакого желания возвращаться в интернат.

Тем временем, руководство ПНИ, упорно отказывающее Ивановой в направлении на межведомственную комиссию, решило ещё и подзаработать за её счёт: против женщины подали иск, в котором ПНИ требует отчислять в свою пользу аж 70% её пенсии по инвалидности. И неважно, что Иванова давно не живёт в интернате, не пользуется его услугами: зарегистрирована – плати. Ситуация абсурдная: с одной стороны ПНИ не желает отпускать Людмилу (не имея на это никаких законных оснований), с другой – вынуждает платить за формальную регистрацию, от которой она не чает как избавиться.

За помощью Людмила Иванова обратилась в НПА. В заключении специалистов Ассоциации говорится, что женщина «знает цены на продукты, бытовые товары, умеет готовить; самостоятельно ведет домашнее хозяйство. За покупками в основном ездит с мужем на его машине, смотрит, чтобы ее не обсчитали, при необходимости пользуется калькулятором». Другими словами, Иванова не испытывает никаких сложностей в быту и способна обслуживать не только себя, но и своего супруга. Специалисты НПА констатировали, что Л.Иванова «обнаруживает легкую умственную отсталость и хорошие компенсаторные возможности. Она хорошо адаптирована в социально-трудовом и бытовом отношении вне стен интерната. Может проживать самостоятельно».

У Владимира Высоцкого есть песня под названием «Чужая колея»: «Попал в чужую колею глубокую. Я цели намечал свои на выбор сам, А вот теперь из колеи Не выбраться». К сожалению, случай Людмилы Ивановой далеко не единственный: уже не раз специалистам НПА приходилось иметь дело с необоснованными претензиями ПНИ к своим подопечным. Сотрудники Ассоциации помогают этим людям освободиться от излишней опеки и идти по жизни по своей, собственной колее.

наверх >>>