«Служить бы рад …»

О «дедовщине» в нашей армии написано и сказано столько, что вряд ли кого может удивить очередная история молодого солдата, оставившего часть из-за издевательств старослужащих. Специалисты НПА провели психиатрическое освидетельствование «невозвращенца» Руслана Янбаева чтобы узнать, может ли он продолжить воинскую службу после всего пережитого.

Руслан родился в многодетной семье, был уравновешенным, послушным и общительным мальчиком. Любил подвижные игры и не избежал травм: в 8, 10 и 14 лет перенес сотрясение мозга. Семья часто переезжала, Янбаев менял школы, но проблем в отношениях со сверстниками у него не было: быстро адаптировался на новом месте, хорошо учился, заводил друзей. После 11 классов Руслан уже самостоятельно переехал в один из областных центров, учился в ПТУ, жил в общежитии. Жизнь текла своим чередом и, казалось, ничто не предвещало беды.

В декабре 2005 года 20-летнего Руслана призвали в армию, он служил в войсках МВД. Как и на «гражданке», Янбаеву пришлось по долгу службы часто переезжать из части в часть, но на сей раз адаптироваться в новой обстановке ему было куда сложнее. По словам солдата, «стало сложно находить общий язык с сослуживцами, все от меня отдалялись, чувствовал одиночество, напряжение».

Летом 2006 года Янбаев оказался в одной из воинских частей в Калмыкии. Поначалу всё складывалось неплохо, но через месяц прибыла группа солдат-контрактников. И начались проблемы. По словам Янбаева, контрактники издевались над молодыми солдатами, заставляли работать на себя, а за непослушание избивали. Скуку гарнизонной жизни контрактники скрашивали любимым развлечением – ночными «концертами»: после отбоя молодые солдаты пели и плясали для них. Руслан делать это категорически отказался, и был жестоко избит – ему разбили лицо, сломали нос, тело было в синяках. Офицеры предпочли замять дело: наплевав на здоровье избитого солдата, они хотели одного – избежать взысканий за неуставные взаимоотношения. К врачу Янбаева не отправили, велели отлёживаться в казарме. Три недели солдат приходил в себя. Первые дни вообще не мог встать с постели: болело всё тело, раскалывалась голова, накатывала тошнота. Пищу Руслану приносили в казарму, но поначалу он не мог даже есть. Нарастала слабость, настроение было подавленным: контрактники угрожали, обещали избить ещё. Через три недели в часть пришла телеграмма о болезни матери Руслана. Воспользовавшись этим предлогом, «отцы-командиры» оперативно оформили избитому солдату отпуск и отправили с глаз долой – лечиться дома. Из отпуска Янбаев не вернулся…

Когда Руслан добрался до дома, на теле ещё сохранялись следы побоев, чувствовал он себя очень плохо. С родными почти не разговаривал, не ел, не спал. По словам матери, ночью он «лежит на кровати с открытыми глазами, а днём ходит из угла в угол».

Больше двух лет Янбаев находится дома с симптомами хронической усталости. Настроение подавленное, плохо спит, видит тревожные сны, его беспокоят головные боли. Некогда весёлый и общительный парень стал чураться людей, внезапные вспышки гнева сменяются тоской и апатией.

Специалисты НПА выявили у Янбаева выраженное астено-депрессивное расстройство с дисфориями в результате органического заболевания головного мозга травматического генеза (повторные черепно-мозговые травмы). Он срочно нуждается в помощи: стационарном психиатрическом и неврологическом обследовании и лечении. Лишь после этого станет ясно, окажется ли Янбаев годным к воинской службе.

Два раза в год – во время весеннего и осеннего призыва – военные чины с большими звёздами на погонах жалуются на трудности при наборе очередного контингента новобранцев: служить, мол, молодые люди не хотят. Но пока генералы старательно не замечают проблему неуставных взаимоотношений в армии, НПА будет защищать интересы тех, кого, как Руслана Янбаева, вынудили не служить Родине, а прислуживать ее не всегда адекватным «защитникам».

Дмитрий Казеннов

наверх >>>