Сила слова

Семейные конфликты случаются у всех — они неизбежны. И если уж бурное выяснение отношений нельзя предотвратить, необходимо, по крайней мере, удержаться у незримой черты, за которой самые близкие люди становятся кровными врагами.

Светлана Ширяева родилась в дружной многодетной семье. Очень любила музыку, совмещала работу и учёбу в вечерней музыкальной школе, стала учительницей пения. Работа нравилась, коллеги уважали, а ребята очень любили её уроки. Немудрено: Светлана была человеком весёлым и общительным, её часто приглашали на свадьбы в качестве тамады; знали – шуткам и розыгрышам не будет конца. Но, бывая частой гостьей на чужих свадьбах, Светлана так и не дождалась собственной: замуж она не вышла, одна воспитывала своего сына Сергея — единственного близкого человека, которым очень гордилась.

Шло время. Сын вырос, женился, но брак оказался неудачным: жена ушла из семьи, оставив на руках молодого отца восьмимесячного ребёнка. Пришлось 50-летней Светлане уйти на пенсию и заниматься воспитанием внука. Так, в бытовых хлопотах и шла её жизнь. Годы пролетели незаметно, вот уже и внук Алексей ушёл служить в армию.

Между тем, Сергей Ширяев вновь женился, его избранница Марина была значительно моложе, имела дочь от первого брака. Первые пару лет молодые жили в городе Н., с родителями Марины, но затем переехали в просторный сельский дом Светланы, доставшийся ей по наследству от родителей. С самого начала отношения снохи и свекрови не сложились: женщины недолюбливали друг друга, но серьезных ссор пока не возникало. Тем временем, Сергей попросил мать отдать половину комнаты на втором этаже своей падчерице. Светлана не возражала. Вскоре последовала новая просьба – переехать на первый этаж: Марину раздражало, что по ночам пожилая женщина спускается по скрипящей лестнице в уборную и мешает ей спать. Слово за слово — вспыхнула ссора. Сын встал на сторону жены, после долгих «разборок» им, в конце концов, удалось убедить Светлану переместиться этажом ниже.

После этого мира в семье уже не было, скандалы и выяснения отношений стали постоянными. Пожилая женщина вела себя агрессивно по отношению к снохе, а та несколько раз вызывала милицию и скорую психиатрическую помощь, утверждая, что свекровь неадекватна, опасна для окружающих. Летом 2009 года очередной конфликт закончился побоями: Светлана несколько раз ударила Марину керамической кружкой по голове. Было возбуждено уголовное дело, Ширяеву направили на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. В заключении СПЭ приводятся свидетельства членов семьи и соседей о немотивированной агрессии С.Ширяевой, её вспыльчивом и неуравновешенном характере и т.п. Осенью 2009 года по заявлению родственников Светлану пытался осмотреть психиатр, но она не пустила его на порог, последними словами ругая сына и сноху, угрожая им всяческими карами. На основании этого врач поставил диагноз «бредовый синдром» и выписал направление на недобровольную госпитализацию в психиатрическую больницу. Но дежурный врач госпитализировать Ширяеву отказался, поскольку психотической симптоматики у неё не зафиксировал и не счёл пожилую женщину опасной для окружающих. В конце концов, психиатр всё-таки обследовал Светлану на «нейтральной территории» — дома у её знакомых. Диагноз гласил: «органическое заболевание головного мозга. Бредовой синдром».

Тем временем, уголовное дело о нанесении побоев Марине Ширяевой шло своим чередом. На допросе Светлана показала, что после инцидента сын и сноха выгнали её из дома: месяц она жила в сарае, а с наступлением холодов старую женщину приютили знакомые. В своём доме Светлана уже не появлялась. Поскольку у следствия вновь возникли сомнения в психическом здоровье С.Ширяевой, её опять направили в больницу для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Комиссия пришла к выводу: Светлана обнаруживает «признаки психического расстройства в форме органического эмоционально-лабильного (астенического) расстройства личности, усугубленного сложившейся в семье психотравмирующей ситуацией до состояния декомпенсации». По мнению экспертов, С.Ширяева нуждается в принудительном стационарном лечении. Ни Светлана, ни её адвокат с этими выводами не согласились и обратились в НПА для проведения нового обследования.

По его итогам специалисты НПА констатировали у С.Ширяевой органическое расстройство личности сосудистого генеза со склонностью к образованию сверхценных и отрывочных, преходящих бредовых идей малого размаха на фоне реально существующей психотравмирующей ситуации. Тем не менее, женщина не представляет опасности ни для самой себя, ни для окружающих. Необходима судебно-психиатрическая экспертиза, но не стационарная (она лишь усугубит проблемы обследуемой), а, желательно, амбулаторная.

Когда-то Ф.Тютчев написал замечательные строки: «Нам не дано предугадать, Как слово наше отзовется, И  нам сочувствие дается, Как нам дается благодать». Простое участие и спокойный разговор по душам может разрешить конфликт куда эффективнее, чем резкие слова, взаимные обвинения и упрёки. Порой нужно всего лишь прислушаться к близкому человеку, чтобы понять его и найти приемлемый для всех компромисс.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>