Шипы и розы белорусского правосудия

Превышение должностных полномочий – преступление распространенное и отнюдь не редкое. Как показывает практика, это случается в различных отраслях общественной жизни, с абсолютно любыми людьми. Такой случай произошел и в республике Беларусь, откуда в Независимую психиатрическую ассоциацию обратился Иван Смидович. И, несмотря на то, что речь идет не о России, а о бывшей союзной республике, специалисты НПА с готовностью согласились помочь невинно пострадавшему человеку, тем более что в поисках правды он доехал даже до Москвы.

При первой встрече Иван Станиславович Смидович произвел впечатление человека умного, целеустремленного, отдающего отчет своим поступкам и понимающим все последствия. Каково же было удивление экспертов, когда Смидович объяснил цель своего длительного путешествия. Оказывается, прокурор его родного города настаивает на признании Ивана Станиславовича недееспособным. Так что же могло приключиться, с таким внешне благопристойным человеком?

История Ивана Смидовича на первый взгляд кажется довольно обычной. Родился, учился, отслужил в армии, женился, развелся, снова женился – жизнь вполне рядового гражданина. Не думал и сам Иван, что после развода со второй женой жизнь начнет преподносить сюрпризы один за другим. Уход жены Смидович воспринял довольно болезненно, оно и понятно, для взрослого, состоявшегося мужчины, это было действительно серьезным ударом. Руководитель собственного предприятия, успешный человек, любящий отец и муж – и вдруг разрыв. После расторжения брака Иван не раз пытался пообщаться с женой, наладить контакт, может быть, попробовать что-то построить заново. Однажды, в порыве чувств, он принес на рынок, где она работала, «миллион алых роз», и выложил ими такие дорогие многим слова – Я тебя люблю. Ответной реакции долго ждать не пришлось, рассерженная такой дерзостью жена вызвала наряд милиции, который и забрал горе-ухажера за нарушение общественного порядка. Спустя два месяца, по возвращении из отпуска, его друг сообщил ему, что заплатил штраф за административное нарушение. Кто, как и когда провел расследование и вынес приговор Ивану – осталось загадкой.

Недоуменный Смидович решил все-таки выяснить, что же произошло, и обратился в суд. Суд не единожды отказывал ему в ознакомлении с собственным делом, назначались повторные слушания, но решение суда оставалось прежним – виновен в правонарушении. Но Иван Станиславович оказался человеком не робкого десятка, и во что бы то ни стало решил добиться справедливости – понять, как, наконец, мог пройти суд без его участия.

Как известно, инициатива наказуема. Добившись лишь спустя два года возбуждения гражданского иска, ничего кроме, очередных подтверждений приговора он не получил. Эти события его жизни нашли отражение в нескольких очерках, написанных и опубликованных им в местной прессе. Узнавшие себя в описании судебные исполнители и другие чиновники не раз подавали на Смидовича в суд за клевету, но проигрывали. Однако после одного судебного заседания приговор все-таки был не в пользу Ивана. Поскольку мужчине совсем не нравилась грубоватая и надменная манера общения судьи Ословского М.А., а также постоянное обращение по фамилии, господин Смидович написал заявление, где попросил называть себя по имени-отчеству, как он привык, более того, пояснил Иван Станиславович, «порой фамилии граждан бывают трудновыговариваемые или неблагозвучные. Извините, но обращаться к председателю суда по фамилии, олицетворяющей собой баранью тупость, козлиное скудоумие и ослиное упрямство не согласуется с моими жизненными принципами».

После чего председатель суда не замедлил завести уголовное дело на Смидовича за оскорбление личности. В 2008 году Иван прошел судебную психиатрическую экспертизу, в ходе которой было установлено, что в момент инкриминируемых ему деяний «он не может сознавать значение своих действий и руководить ими, не может принимать участие в следственных действиях, предстать перед судом, неспособен самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном процесса и по своему психическому состоянию… нуждается в применении к нему принудительных мер безопасности и лечения» (экспертиза от 18.01.2008 года). Уголовное дело против Смидовича было прекращено. Но не тут-то было. Неутомимый правозащитник, к тому времени Иван Станиславович на полную запустил механизм войны с чиновниками, уже не единожды выступает в качестве защитника невинно обвиняемых граждан, пишет письма о произволе чиновников во всевозможные инстанции, продолжает плодотворную публицистическую деятельность, не забывая руководить и своей фирмой, которая регулярно приносит доход.

Как это обычно бывает, чиновники, устав бороться с неугодным гражданином, намерены решить проблему простым советским способом – признать Ивана Станиславовича недееспособным и отправить на лечение. Так, в конце все того же 2008 года, была проведена следующая амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, по результатам которой комиссия пришла к неутешительному для судебными чиновников выводу, что «Смидович Иван Станиславович в настоящее время может понимать значение своих действий и руководить ими при их совершении».

Неудовлетворенный таким результатом прокурор пишет ходатайство о проведении еще одной экспертизы, в связи с расхождениями между первыми двумя и невозможности поместить Смидовича в психиатрическую лечебницу. Факт, сам по себе являющийся грубым нарушением законодательства республики Беларусь. Помимо проведения клинико-психопаталогического и экспериментально-психологического исследования, специалисты НПА тщательно ознакомились с белорусскими законами, а, как следует из ч.2 ст.373 ГПК РБ, прокурор не вправе подать заявление в суд о признании гражданина недееспособным, при наличии у последнего членов семьи. А у Ивана Станиславовича имеются как дети, так и родные братья, которые по их собственному заявлению, даже ни разу не были приглашены на судебные слушания. Более того, старший сын Смидовича проживает вместе с отцом и работает в его компании.

Ознакомившись со всеми заключениями, как судебными, так и медицинскими, а также проведя собственную подробную экспертизу, комиссия специалистов НПА пришла к выводу, что Смидович И.С. «психическими заболеваниями не страдает, обнаруживает личностное расстройство параноидного типа. По своему психическому состоянию Смидович может понимать значение своих действий и руководить ими и не нуждается в установлении над ним опеки. В социально-бытовом отношении адаптирован, себя полностью обеспечивает, работает, поддерживает нормальные отношения с родственниками и работниками своего предприятия». Более того, согласно ст. 29 ГК РБ, не предполагается применение к недееспособным «принудительных мер безопасности и лечения». Поэтому постановку вопроса о госпитализации Смидовича эксперты и вовсе считают неправомерной и некорректной.

Дело отстаивания собственных прав и интересов всегда было занятием сложным и хлопотным. Но нечасто люди задумываются, чем может грозить стремление докопаться до правды, найти истину. К сожалению, специалисты НПА констатируют, подобные случаи происходят и в России, и в бывших союзных республиках регулярно, и Фемида далеко не всегда оказывается настоящей справедливой судьей. Мы искренне надеемся, что Ивану Станиславовичу удастся отстоять свои права, и ситуация разрешится благополучно для него и членов его семьи.

наверх >>>