Самоцензура нашей прессы и коллег

3 февраля "Аргументы и факты" взяли интервью у д-ра Ю.Савенко как президента Независимой психиатрической ассоциации России относительно всколыхнувшего всю страну страшного примера дедовщины, нетипичность которого была в первую очередь связана с тем, что оно получило широкую публичную огласку. Казалось бы, все неравнодушные к народу и отечеству должны были в покаяние по случившемуся высказать без оглядки мнение о причинах и необходимых мерах по минимизации этого зла, а газета – предоставить им место. Но – предоставив этой теме одну страницу из 56, газета предпочла мнение, не задевающее руководство Минобороны. По нашим сведениям избивают не только деды, не только сержанты, но и офицеры, и военные прокуроры, запугивают родителей, требуя ничего не предавать огласке. А таких дел – неиссякаемый поток. По "АиФ" "генералы в шоке от челябинской трагедии", – нет, только от ее огласки. Избранный "АиФ" эксперт – С.Ениколопов лукавит: социальным психологам хорошо известно, что в профессиональной армии дедовщина значительно более редкое явление, чем в непрофессиональной. Два его совета – "повышать престиж Вооруженных Сил" и "чаще проводить полномасштабные учения" во избежание безделья – рассчитаны на долговременную перспективу черепашьей поступью. "Поднять престиж и занять делом" – это совет специалиста, который вчувствовался не в призывника, а в военрука и заговорил его языком. Советы руководителей государственных структур, как правило, беззубы – как бы кого не задеть. То же касается многотиражных изданий. Приводим изъятое мнение психиатра.

Как победить дедовщину? В чем причина жестокости?

Обнаружившаяся жестокость не является чем-то новым и редким, новым и редким является попадание этой информации на страницы многотиражной прессы. – Военные делают все, чтобы скрыть эти данные. Суициды в российской армии достигли небывалого в мире уровня. По количеству суицидов Россия занимает второе место в мире. Но почти все эти случаи – не просто суициды, а доведение до суицида, а также жестокие убийства, которые списывают на суициды, чтобы замять скандал и не выплачивать компенсацию родным. Попытка списать случаи жестокости на психически больных является полуправдой, которая, как известно, – дальше всего от истины. Главная причина – состояние нашей армии и всего общества. Жестокость в армии и милиции – это цена Афгана и Чечни. Карательные операции разлагают армию. Еще командиры гитлеровского вермахта выражали на этом основании протесты командованию. Высокий моральный дух несовместим ни с дедовщиной, ни с той сознательной дезинформацией, которая плотно окружает такие случаи. Дедовщина негласно культивировалась в нашей армии – как способ приструнить строптивых руками товарищей. В условиях кризиса она принимает гротескные формы. Когда в армию попадают молодые люди с неустойчивой психикой (а призывные комиссии выполняют разнарядку за их счет), они выступают в роли жертв как неловкие, слабые, "белые вороны". Вторичным образом жертвами оказываются и сами садисты, их психика коверкается их собственной жестокостью. Они тоже нуждаются в психотерапии и психосоциальной реабилитации. Сейчас случаи жестокости в армии будут резко учащаться. Виновники этого – все, кто вместо решительной позиции в отношении перехода на профессиональную армию приложил руку к закону об альтернативной гражданской службе. Это людоедский садистский закон, в первую очередь, для людей с психическими расстройствами и особенностями, а их сейчас едва ли не большинство. Он выталкивает их в армию в роли жертв. Такова немалая часть этой проблемы.

наверх >>>