Психиатрическая служба Чеченской республики

23-24 марта 2015 г. по приглашению редакции журнала «ДОШ» президент и исполнительный директор Независимой психиатрической ассоциации России Ю.С.Савенко и Л.Н.Виноградова посетили г. Грозный и познакомились с работой психиатрической службы Чеченской республики.  Со времени последнего посещения нами Чечни прошло 4 года, и одной из задач визита было оценить, какие изменения произошли с тех пор.

grozny1Город Грозный изменился за эти годы в лучшую сторону: стал еще чище, красивее, построено много новых современных зданий и культурных сооружений, выделяются оригинальной архитектурой Дом приемов и резиденция главы республики, в центре города появились изобретательно иллюминированные небоскребы, превратив его в настоящий современный центр, где соседствуют европейская и азиатская культуры.  Стало заметно меньше портретов нынешнего президента республики Рамзана  Кадырова (по его собственному распоряжению), только сохраняется надпись на въезде в город — «Рамзан, спасибо за Грозный!», а кое-где можно увидеть надпись «Герой для России – отец для народа!».

Появилось много религиозных лозунгов: «Мы любим нашего пророка Мухаммеда!» и «Руки прочь от нашего любимого пророка Мухаммеда!».  

grozny2Война кончилась более 10 лет назад, однако в памяти жителей навсегда сохранились события тех лет и в разговорах постоянно всплывают воспоминания о том, как было до войны и во время войны.  В частности, на мой вопрос относительно надписи с благодарностью Кадырову, мне тут же рассказали, что во время войны на въезде в город висела надпись «Добро пожаловать в Ад!».  Практически 15 лет население жило в такой атмосфере, в условиях непрекращающихся военных действий, и это не могло не повлиять на здоровье населения.  Но на поверхности господствует установка – не оглядываться назад, и следов войны в городе не осталось.

Психиатрическая служба республики состоит из двух больниц в Самашках и Дурбанхи и 1 психоневрологического диспансера со стационаром  в г. Грозном.  Правительство республики выделяет психиатрию: здесь она финансируется не по остаточному принципу, как на других территориях Российской Федерации, а скорее наоборот – стоит в первой строке среди других медицинских специальностей. Отношение к психически больным самое гуманное, как к избранным свыше. Очередной раз услышав историю про то, как во время войны в психиатрической больнице в Самашках расстреляли главного врача и пациентов, я спросила: кто стрелял? свои? — и тут же получила твердый отпор: «Ну, что Вы! Наши в больных стрелять не могут. Это федералы».  В самые трудные времена местное население привозило продукты и средства гигиены, помогало в строительстве.  Но одновременно стигматизация очень высока, люди стесняются своих больных родственников, прячут их, обрекая на отсутствие психиатрической помощи, отдают в больницу только тогда, когда уже не могут держать дома.  В результате,  к врачам пациенты попадают в запущенном состоянии, и требуется больше времени, чтобы помочь человеку.  

Территория больницы в Самашках 53 га, летом все утопает в зелени, есть свое хозяйство, выращивают овощи, пекут хлеб. Женщин в 3 раза меньше чем мужчин, что связано с менталитетом населения. 30% составляют пациенты из Ингушетии, где нет своей стационарной психиатрической службы. Вот уже несколько лет строится новый корпус на 70 коек, в этом году планируют завершить. Тогда пациентам  будут созданы человеческие условия существования, поскольку сейчас они вынуждены находиться в палатах по 16 человек, переоборудованных из бывших военных казарм. Но и сейчас в палатах чисто, питание и лечение хорошие, жалобы — на длительное содержание. Средний срок пребывания в больнице – 79 дней, многие находятся гораздо дольше. Все зависит от позиции близких: хотят ли они забрать своего родственника домой как можно раньше или, наоборот, предпочитают держать его подальше от дома. Судебные разбирательства по поводу недобровольных стационирований отсутствуют. — Какое может быть «недобровольное стационирование», если семья решила? Добраться до психиатрической больницы в  Самашках можно только на машине, причем по разбитой дороге. Главный врач – Артур Раисович Эльжурхаев – работает в больнице уже 10 лет, он энтузиаст своего дела, встречает нас, несмотря на выходной день: 24 марта объявлено днем Конституции республики Ичкерия.

grozny3Другая больница в Гудермесском районе, на 180 коек, после сдачи новых корпусов увеличится до 330. Там есть теплые целебные источники и можно было бы создать водолечебницу, но на это нет средств.  Уже построено детское отделение на 60 коек, однако его никак не могут открыть, в том числе из-за отсутствия кадров. Детская психиатрия в республике в плачевном состоянии, детских психиатров просто нет и единственная помощь – признать маленького пациента инвалидом, чтобы семья могла получать пенсию. За качественным лечением  нужно ехать в Ставрополь или Краснодар.    

Нехватка кадров продолжает оставаться основной проблемой психиатрической службы республики.  Несмотря на то, что недавно зарплата сотрудников стационарной службы была существенно повышена (врача – на 10 тыс., медсестры – на 8), и сейчас первичная ставка врача составляет 27 400 руб. плюс благоустроенное жилье рядом с больницей, желающих работать нет. Катастрофически не хватает психотерапевтов и психологов,  начались проблемы и со средним медицинским персоналом, поскольку от медицинских сестер стали требовать сертификат со специализацией по психиатрии.  Только с младшим персоналом  все хорошо. Наличие безработицы и приличные зарплаты позволяют отбирать тех, кто может работать с больными, любит и понимает их.  Отсутствие специалистов приводит к тому, что в стационарах фактически отсутствуют реабилитационные мероприятия, лечение сводится к приему таблеток и получению инъекций.  

В Грозном диспансер построен после войны, и условия там на порядок лучше, чем в районных больницах, однако недавно ему пришлось потесниться – его объединили с наркологической службой республики, и в его помещение переехал наркологический диспансер со своим стационаром. 

В ПНД Грозного 2 отделения – женское и мужское по 35 коек каждое. Условия неплохие: палаты на 4 человека, в каждой – стол, тумбочки, умывальник. Есть комната отдыха, место для свиданий, телевизор. В то же время на все отделение, даже женское  – 1 ванна и 1 туалет, банный день — 1 раз в неделю, на вопрос: «А если женщина хочет мыться чаще?» отвечают — «Разрешаем, по состоянию». В прохладную погоду пациенты не гуляют и, таким образом, месяцами не выходят из помещения.  Свидания с родственниками разрешают в любое время, до 8 часов вечера. Практикуются домашние отпуска.  Средний срок лечения – 70 дней.

Здесь лучше с кадрами. В отделении 2 врача: 1 заведующий и 1 ординатор. Есть психотерапевт, которая недавно прошла курсы в Ростове-на-Дону.  2 раза в неделю приходят студенты и проводят с  пациентами занятия по социальной реабилитации.     

Психоневрологический диспансер в Грозном – фактически единственное место, где можно получить амбулаторную помощь, и сюда едут со всей республики. Первые годы после войны обращалось очень много людей с посттравматическим стрессовым расстройством, в последние годы этот поток начал снижаться, отмечается взрыв онкологических заболеваний.

Главный психиатр Чечни и главный врач диспансера в Грозном – Али Усамович Джамурзаев искренне болеет за свое дело и старается сделать все, чтобы создать благоприятную атмосферу для пациентов и сотрудников. На территории ПНД расположена кафедра психиатрии и неврологии, заведующий которой Кюри Арбиевич Идрисов является также заместителем главного врача диспансера, что обеспечивает научную и лечебную преемственность в деятельности учреждений.  Диспансер проводит амбулаторные судебно-психиатрические экспертизы и осуществляет принудительное лечение, амбулаторное и в стационаре общего типа, хотя условий для последнего фактически нет.

Для хронических больных в Шали построен психоневрологический интернат на 600 коек, однако сейчас занято только 200. В Чечне не стремятся помещать своих близких в государственные учреждения, предпочитают держать дома.

Итак, что же изменилось за последние четыре года? Куда движется психиатрическая служба республики?  К сожалению, заметных изменений к лучшему не произошло.  Несмотря на хорошее финансирование, по-прежнему не достроены новые корпуса в психиатрических больницах в Самашках и Дурбанхи,  острой остается проблема с врачебными кадрами, не налажены социально-реабилитационные мероприятия, отсутствует детская психиатрическая служба. Установка правительства — «О войне не вспоминать» — привела к тому, что не были созданы государственные программы реабилитации, людей лечило время, которое, как известно, не всегда лучший лекарь. В результате, травматические переживания ушли, но оставили после себя тяжелые соматические заболевания, в первую очередь, онкологические.  Дети, родившиеся в период войны, выросли, многие из них имеют проблемы с психическим здоровьем, но вынуждены справляться с этим самостоятельно.

С другой стороны, в психиатрической службе республики работают энтузиасты, искренне преданные своему делу и заботящиеся о том, чтобы служба развивалась. Их стараниями обеспечивается хорошее качество фармакологического лечения, постепенное улучшение условий пребывания, развитие амбулаторной помощи.  Люди живут надеждой на лучшее, психиатрическую службу бережно сохраняют, оберегая давние традиции гуманной психиатрии.  О нарушениях прав человека говорить не приходится.  

Л.Н.Виноградова

 

 

наверх >>>