Психиатр-правдоборец — пациент собственного отделения

Это ли не ирония судьбы, когда тебя, вчера еще уважаемого врача-психиатра,  сегодня принудительно укладывают в клинику, где ты же и работал, и, наравне со вчерашними пациентами, насильно пичкают лекарствами? А все потому, что твои действия как поборника общественной справедливости, что называется, «не пришлись ко двору». Воистину апофеоз патернализма, этический казус, а также один из ярких примеров  широкого спектра психических расстройств с правозащитным содержанием.

postnov1Наследственность и раннее развитие Игоря Постнова, уроженца города Калуги, воспитываемого матерью-разведенкой и не помнящего своего отца, не предвещала  серьезных психологических проблем. Однако уже в школьные годы, особенно начиная со старших классов, он снискал славу «активного комсомольца», который «всегда боролся за правду», независимо от того, касались ли его критические замечания и выступления учеников или педагогов.

Почти отличник, после окончания школы наш герой поступает на лечебный факультет медицинского института, где также продолжает свои правдоборческие практики, причем, столь активно, что в 1987 году ректор института обращается в специализированный диспансер с просьбой «об обследовании студента 2-го курса  И.А. Постнова». Среди мотивов обращения – странности в поведении Постнова, частые полемики с сокурсниками, непоколебимая уверенность в собственной правоте, неадекватная реакция на институтские мероприятия, особенно касающиеся перестройки высшей школы, выдвижение на первый взгляд полезных, но на деле абсолютно неисполнимых инициатив, несдержанность, а порой и бестактность в отстаивании своей точки зрения и т. д. Тем не менее, в конечном итоге психиатром Постнов освидетельствован не был, в 1992 году с отличием закончил институт, затем интернатуру, и после трехлетней практики в качестве врача-психиатра ПНИ был приглашен на должность врача-педиатра в школу-санаторий для детей с бронхо-легочными заболеваниями.

После закрытия санатория Постнов стал врачом-педиатром в детской поликлинике, затем – школьным врачом. Жалобы родителей на проблемы в области детской медицины побудили его с удвоенной активностью начать борьбу за улучшение условий работы врачей и получения детьми медицинской помощи. При этом он не раз обращался с резкими высказываниями в вышестоящие инстанции и СМИ, постепенно становясь все более и более «неудобным»,  что в итоге привело к тому, что под предлогом «отсутствия первичной специализации педиатра», администрация поликлиники  отказалась продлить с ним трудовой договор.

29.12.12 врачебно-консультационная комиссия (ВКК) на основе «личностных особенностей» и «навязчивой социальной активности» Постнова выставила ему диагноз «параноидное расстройство личности, субкомпенсация» и предложила ему специализированную медицинскую помощь. Однако Постнов отказался, и, получив справку «об отсутствии психиатрического и наркологического учетов», устроился психиатром-наркологом в отделении реабилитации «ВОКЦ  психиатрии и наркологии». Несмотря на то, что в общем и целом работа ему нравилась, он продолжал раздражать администрацию своей бурной правозащитной деятельностью, порой сравнивал работу врачей Центра с «экспериментами доктора Менгеле, идеологией – евгеники, людей высшей и низшей расы». Его категорический отказ самостоятельно обратиться за психиатрической помощью послужил причиной ходатайства этической комиссии к главному врачу Центра о принудительном психиатрическом освидетельствовании и возможном лечении, что было затем подтверждено постановлением прокуратуры г. Витебска от 15. 08. 2013 г.

postnov2
После вынесенного ВКК заключения №725 от 16. 08. 2013 И. А. Постнов был недобровольно стационирован в Витебский областной клинический центр психиатрии и наркологии, в то самое отделение, в котором еще не так давно работал врачом-психиатром. Заявление администрации Центра о принудительном лечении было удовлетворено решением суда, при этом сам Постнов на суде не присутствовал и его интересы никто не представлял. Дальше больше – Постнову запретили пользоваться телефоном, насильно закапывали в нос неулептил, перевели в наблюдательную палату… Через некоторое время, «ввиду положительной динамики в лечении» наш герой был выписан и продолжил работу в Центре, но сразу же стал оспаривать законность его принудительной госпитализации, что в итоге и привело его в НПА.

Специалисты НПА, осмотрев Постнова и изучив представленную им медицинскую документацию, пришли к выводу, что выставленный ранее Постнову диагноз «параноидное расстройство личности со стойкими кверулянтскими тенденциями» не совсем точен, поскольку у Постнова никогда не было подозрительности или настороженного отношения к окружающим. Он лишь преследовал единственную цель – добиться справедливости, причем, не столько в отношении самого себя, сколько для блага других. Очевидно, что подобных людей, обычно неприятных современному бюрократическому обществу,  тем не менее, далеко не всегда можно охарактеризовать как психически нездоровых. Специалисты НПА сформулировали диагноз как «паранойяльное расстройство личности с правдоборческими тенденциями» и сделали вывод, что госпитализация Постнова И.А. в психиатрическую больницу в принудительном порядке (2013 г.) была необоснованной, а его права человека на протяжении срока госпитализации – существенно нарушены.

Среди правозащитников немало людей, которые с риском для себя целиком погружаются в правозащитную деятельность и не останавливаются перед тем, чтобы открыто критиковать власть и защищать права людей от ее беспредела. К сожалению,  отношение общества к ним не всегда адекватное: для одних они — наивные придурки, разбазаривающие свою энергию на ветер, для других – соратники по неблагодарной деятельности, за которой они подчас не замечают и серьезные психические особенности и расстройства.  А есть среди них и яркие цельные личности, настоящие энтузиасты высокоценной общественно полезной деятельности, которым их психические расстройства подчас помогают добиваться цели и находить выход в, казалось бы, самых безнадежных ситуациях.   

Надеемся, что в будущем при пересечении психиатрических оценок состояния здоровья конкретных людей и правовых оценок их общественной деятельности наше общество, включающее в себя как специалистов в вышеупомянутых областях, так и остальных граждан, сможет обойтись без навешивания различного рода губительных ярлыков.    

Беларусь не является членом Совета Европы и ее граждане не имеют возможности обращаться в Европейский Суд по правам человека, однако они могут посылать свои жалобы в Комитет по правам человека ООН.  Постнова поддерживают многие правозащитные организации Республики Беларусь, и борьба за его судьбу продолжается. 

Кто он: душевнобольной, не понимающий что делает и нуждающийся в психиатрическом лечении, или «упертый» правозащитник, действующий на грани допустимого и не останавливающийся перед вредом собственной жизни и здоровью, — рассудит международное сообщество.