Проверка соблюдения прав детей-сирот при оказании психиатрической помощи в Челябинской области

18-19 июля 2011 г. исполнительный директор НПА России Л.Н.Виноградова и директор Московского Центра психолого-медико-социального сопровождения «ОЗОН», эксперт по правам детей НПА России Е.И.Цымбал по приглашению Уполномоченного по правам человека Челябинской области А.М.Севостьянова посетили Челябинск для участия в независимой экспертизе ситуации, сложившейся после проверки прокуратурой города соблюдения прав детей-сирот при оказании психиатрической помощи. Прокуратура обнаружила, что за предыдущий год в областную клиническую психоневрологическую больницу № 1 было стационировано 40 воспитанников специальной коррекционной школы-интерната для детей сирот № 13, причем по ее мнению, детей помещали в психиатрическую больницу в качестве наказания. Многочисленные комиссии, созданные в ответ на представление прокуратуры министерством здравоохранения Челябинской области и составленные из ведущих специалистов в области психиатрии, отвергли обвинения и пришли к выводу, что никаких нарушений в деятельности Челябинской областной психоневрологической больницы не было. Однако информация попала в прессу, и газеты вновь, как в давние времена, запестрели заголовками «Карательная психиатрия», «Аминазин как средство воспитания» и т.п.. Чтобы разобраться в происходящем и разрядить ситуацию Уполномоченный по правам человека в Челябинской области решил создать собственную независимую комиссию, пригласив специалистов из других регионов страны. В комиссию вошли главный детский психиатра Волгоградской области Л.Г.Раевская, главный детский психиатр Свердловской области Л.Б.Ильяшева, два специалиста НПА России и уполномоченный по правам ребенка в Челябинской области М.Н.Павлова.

По результатам проверки члены этой комиссии составили общее заключение, в котором подтверждалось, что психиатрическая помощь воспитанникам СКШИ № 13 оказывалась в соответствии с законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и основными нормативными актами Министерства здравоохранения и социального развития, касающимися порядка оказания психиатрической помощи.

Однако специалисты НПА России, осознавая важность данной проблемы не только для Челябинской области, но и для всей страны в целом, составили впоследствии собственное заключение, в котором представили свое видение проблемы и предложили пути ее решения. Приводим выдержки из этого заключения.

«Согласно действующему с 1993 г. Закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (ст. 5) «все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на психиатрическую помощь в наименее ограничительных условиях, по возможности по месту жительства». В 2005 г. Россия присоединилась к Европейскому плану действий в области психического здоровья, согласно которому приоритет в оказании психиатрической помощи должен принадлежать внестационарным видам помощи. Помещение в психиатрический стационар должно осуществляться в исключительных случаях, для проведения обследования, которое не может быть осуществлено в амбулаторных условиях, или для купирования острого состояния, а также выраженной декомпенсации имеющихся психических расстройств. Завершение курса лечения, а также психокоррекционные мероприятия следует проводить по месту жительства пациента.

Между тем, в Челябинской области сложилась ситуация, когда психиатрическая помощь воспитанникам СКШИ № 13 фактически может быть оказана только в виде лечения и психокоррекционных мероприятий в условиях психиатрического стационара. Отсутствие в СКШИ № 13 необходимого количества и ассортимента психотропных препаратов создает ситуацию, в которой врач-психиатр не может не только самостоятельно проводить лечение, необходимое воспитанникам, но и не в состоянии выполнять рекомендации врачей-психиатров психиатрического стационара. А неукомплектованность штата психологами ограничивает возможности проведения психокоррекционной работы.

Воспитанники СКШИ № 13 в подавляющем большинстве случаев относятся к помещению в психиатрический стационар негативно и рассматривают это как наказание. В условиях отсутствия соответствующей психокоррекционной работы неоднократные помещения в стационар приводят к формированию у воспитанников интерната негативного отношения к психиатрической помощи в целом. Открытость данной информации в пределах интерната способствует также стигматизации воспитанников, помещенных на лечение в психиатрический стационар.

Учитывая особую уязвимость детей-сирот, находящихся в государственных интернатных учреждениях, при помещении ребенка в психиатрический стационар следует решать не только вопрос о наличии или отсутствии психического расстройства, но и о том, возможно ли оказание психиатрической помощи во внестационарных условиях. При этом следует учитывать, что интересы законного представителя в лице администрации интерната могут не всегда совпадать с интересами несовершеннолетнего воспитанника. Мы не можем согласиться с утверждением комиссии, образованной на основании приказа Министерства здравоохранения Челябинской области от 22.06.2-11 № 803/1, о том, что установление психиатрического диагноза может свидетельствовать об обоснованности пребывания в психиатрическом стационаре.

Кроме того, в интернатах следует строго соблюдать медицинскую тайну и следить за том, чтобы направление ребенка в психиатрический стационар не становилось достоянием гласности. Согласно Закону о психиатрической помощи «сведения о наличии у гражданина психического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечении в учреждении , оказывающем такую помощь, являются врачебной тайной, охраняемой законом». Согласно справке о диспансеризации воспитанников СКШИ за 2010 г., из 139 осмотренных воспитанников у 139 был установлен психиатрический диагноз. Такой контингент требует особенно внимательного отношения к оказанию психиатрической помощи, введения дифференцированных подходов к содержанию воспитанников в СКШИ, разнообразных мер медицинской, педагогической и психологической коррекции нарушений поведения.

С нашей точки зрения, важным шагом на пути устранения нарушений прав детей при оказании психиатрической помощи и сокращения количества стационирований в психиатрические больницы стали бы следующие действия:

— расширение форм психиатрической помощи, оказываемой воспитанникам коррекционных школ по месту их проживания, установление более тесных контактов между коррекционными школами-интернатами и психиатрическими стационарами, проведение при необходимости консультаций воспитанников СКШИ сотрудниками кафедр психиатрии и врачами больницы на территории интерната;

— повышение квалификации педагогов-психологов, работающих в коррекционных школах-интернатах, проведение специальных семинаров-трениннгов для овладения навыками психологической и педагогической коррекции нарушений поведения;

— введение службы защиты прав пациентов психиатрических стационаров, предусмотренной Законом о психиатрической помощи;

— введение судебного контроля за стационированием детей-сирот, находящихся в государственных интернатных учреждениях, аналогично законодательно закрепленному судебному контролю за стационированием граждан, признанных недееспособными;

— расширение общественного контроля за соблюдением прав детей при оказании им психиатрической помощи, формирование общественных и попечительских советов в интернатных учреждениях и в психиатрических стационарах;

— активизация программ по передаче детей-сирот в приемные и опекунские семьи.

Мы полагаем, что опыт данного исследования должен быть широко распространен по другим регионам России с целью обсуждения и принятия соответствующих мер».

наверх >>>