Проверка психоневрологических интернатов Москвы

В марте-апреле 2013 г. члены Независимой психиатрической ассоциации России Л.Н.Виноградова и Н.В.Спиридонова в составе комиссии, созданной Департаментом социальной защиты населения г. Москвы, проводили проверку психоневрологических интернатов г. Москвы с целью определения правомерности помещения в них граждан. Члены НПА посетили 9 психоневрологических интернатов (№ 2, 3, 5, 11, 13, 18, 23, 26, 30).

После первых двух поездок (ПНИ № 26 и ПНИ № 5) на сайте НПА Росси появился текст под названием «Психоневрологические интернаты преображаются», который сразу вызвал критическую реакцию со стороны наших региональных коллег: «Москва – не Россия. Посмотрели бы вы, что творится в наших интернатах». Пришлось изменить название на «Психоневрологические интернаты Москвы преображаются».

Тем не менее, дальнейшие поездки только укрепили первоначальное мнение о том, что (как было сказано в первом репортаже) «средства, которые Правительство Москвы вложило в благоустройство учреждений социального обеспечения, не пропали даром». Главный вывод: жизнь в психоневрологических интернатах может быть вполне достойной и даже счастливой, нужно лишь иметь возможности и желание все организовать так, чтобы было удобно людям, в них проживающим. Как сказал директор ПНИ № 23 на Лосином острове Сергей Андреевич Пьянков, подход у нас должен быть клиент-центрированный.

Во всех интернатах сделан капитальный ремонт, они оборудованы современной медицинской техникой, необходимыми средствами ухода за тяжелобольными. Везде налажено 5-6 разовое питание, из расчета 160-200 руб. в день на человека, причем рацион обязательно включает свежие фрукты и овощи, мясо, рыбу, домашнюю выпечку. В некоторых интернатах есть свой сад-огород, продукция которого дополняет стол проживающих. Насилия по отношению к проживающим нет: все отделения оборудованы видео-камерами, причины каждого даже незначительного телесного повреждения (синяк, царапина) разбираются, конфликты стараются решить методом примирения. Кроме того, персонал получает достойную зарплату и держится за свою работу, а руководство не боится увольнять тех, кто не способен относиться к проживающим с уважением и состраданием. «Здесь жизнь – рай, кормят, поят, никаких забот. Я каждый день зимой на лыжах хожу 6 км», — сказал нам один из проживающих. Конечно, есть и такие, которые хотели бы «на волю», однако не все понимают, что это такое, да и не способны проживать самостоятельно без посторонней помощи.

Психоневрологические интернаты, находящиеся в ведении Московского департамента социальной защиты населения, отличаются большим разнообразием. Некоторые из них находятся в весьма отдаленных районах, например, под Дмитровом (ПНИ № 3) или под Серпуховом (ПНИ № 2), и дорога туда занимает не менее двух часов. В эти интернаты помещают тяжело больных инвалидов, которых практически не навещают родственники. Там преобладают люди пожилого возраста, 4/5 признаны недееспособными, из них практически не выписывают.

В других значительную часть составляют молодые; они расположены, в основном, в черте города, в экологически чистых местах, с хорошо благоустроенной территорией. Один из них – ПНИ № 11 на Ставропольской улице. Из 650 обитателей интерната 426 молодых, возраст которых не превышает 35 лет. Для них организован широкий спектр реабилитационных программ. Это и адаптация в городской среде, и занятия «живая природа» и «магазин» (деньги, продукты), и различные спортивные мероприятия, и даже ипо-терапия (неподалеку есть ипподром и 8 человек работают там). Есть интернет, проживающие общаются в социальных сетях, разговаривают со своими родственниками по скайпу, многие имеют мобильные телефоны. Сотрудники интерната разработали специальную памятку для выходящих в город. За несколько последних лет 8 чел. получили квартиры, 19 чел. – кандидаты на выписку. Получившие квартиры не теряют связь с интернатом, их регулярно навещают сотрудники, многие из них работают в родном ПНИ.

В ПНИ № 13 (Ступинский район, Соколова пустынь) есть специальное отделение для семейных пар. Кто-то официально зарегистрировал свой брак, кто-то еще думает, но есть возможность проживать вместе, в отдельной комнате с туалетом, ванной и умывальником, самостоятельно обставить ее, создать домашний уют. Есть кухня, где можно готовить. Уборка общих помещений осуществляется самими проживающими по очереди. Разрешается держать домашних животных.

Во многих московских интернатах есть отделения пятидневного пребывания, в некоторых — дневные стационары. Последняя форма социального обеспечения в условиях огромного города, конечно, менее востребована, поскольку ежедневно возить своего больного родственника в интернат мало кто может. Однако, Департамент социальной защиты населения г. Москвы планирует расширять такого рода услуги и даже переводить их на платную основу.

Единственный интернат, в котором мы встретили плохие бытовые условия, — это интернат № 3 под Дмитровом. Однако и там усилиями главного врача Сергея Вячеславовича Бутырского и его заместителя Олега Хасановича создана доброжелательная обстановка, проживающие понимают ситуацию и не жалуются. Они могут свободно выходить из своих корпусов, гулять по территории красивейшего монастыря, занимаются в кружках (оригами, выживание, вышивка и т.п.), ездят на экскурсии, устраивают праздники, участвуют в спортивных соревнованиях. Кроме того, в непосредственной близости строятся новые корпуса, которые вступят в строй весной 2014 г., и туда переместятся все обитатели интерната. Уже сейчас они мечтают о своем новом месте жительства и строят планы переезда.

Проверка интернатов проводилась для определения обоснованности и законности помещения граждан в специализированные учреждения социального обеспечения. По мнению членов НПА, участвовавших в проверке, все граждане, проживающие в ПНИ, находятся там по показаниям, в связи с психическим состоянием и социальной ситуацией. Помещение дееспособных граждан производится на основании личного заявления гражданина и путевки Департамента социальной защиты населения города Москвы, недееспособных – на основании Постановления органов опеки и попечительства о помещении недееспособного в стационарное учреждение социального обслуживания и путевки Департамента социальной защиты населения г. Москвы.

Между тем, такой порядок оформления недееспособных граждан в ПНИ противоречит последним изменениям российского законодательства. Так, согласно Определению Конституционного Суда РФ от 19 января 2011 г. № 114-О по жалобе Ибрагимова А.И. помещение недееспособного лица в психоневрологическое учреждение для социального обеспечения на основании решения органа опеки, принятого по заключению врачебной комиссии, без проверки обоснованности такого решения в надлежащем судебном порядке, недопустимо.

Помещение в ПНИ недееспособного лица должно осуществляться на основе его личного заявления, аналогично помещению дееспособного гражданина, а в тех случаях, когда недееспособный «по своему состоянию не способен подать личное заявление», на основании ч. 1 ст. 41 Закона о психиатрической помощи и с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, сформулированной в Определении от 19 января 2011 г. № 114-О-П,  — т.е., на основании судебного решения. По мнению руководителя юридической службы НПА Ю.Н.Аргуновой, «такое решение должно выноситься до помещения лица в интернат по заявлению органа опеки и попечительства, к которому должно быть приложено заключение врачебной комиссии (а не справка КЭК) и мотивированное решение (а не ходатайство о постановке на очередь в ПНИ) органа опеки с обоснованием необходимости пребывания недееспособного лица в условиях специализированного интерната с указанием обстоятельств, свидетельствующих о неспособности лица по своему состоянию выразить свое отношение к помещению в ПНИ».

В связи с этим, считаем, что Департаменту социальной защиты населения города Москвы необходимо пересмотреть процедуру помещения недееспособных граждан в психоневрологические учреждения и привести ее в соответствие с действующим законодательством.

Кроме того, при проведении проверки обнаружено, что у проживающих некоторых интернатов в паспортах на страничке «Место жительства» имеется отметка о регистрации в «ПНИ», что нарушает права граждан, являясь разглашением сведений конфиденциального характера (врачебной тайны) и способствуя стигматизации. Считаем, что необходимо по аналогии с изъятием слова «психиатрическая» из штампов психиатрических больниц, изменить формулировку в штампе о регистрации проживающих в ПНИ.Следует рекомендовать органам МВД заменить штамп регистрации «Психоневрологический интернат» на«Стационарное учреждение социального обслуживания», приведя формулировку в соответствие с ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Считаем также, что при размещении  лиц, проживающих в ПНИ надо более
дифференцированно подходить к вопросам подбора для них  жилых
помещений. Согласно санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам, утвержденным Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 23.11.2009 № 71, для инвалидов с хроническими душевными заболеваниями, с
тяжелыми нарушениями умственной деятельности, проживающих в ПНИ, предусмотрены жилые помещения, расположенные по коридорному типу с общим санузлом в конце коридора. Между тем, значительная часть проживающих в ПНИ граждан может проживать и при коридорной системе, в которой санитарные узлы предусмотрены при каждой спальной комнате, а часть – в помещениях квартирного типа. Считаем, что это надо учитывать при строительстве новых зданий ПНИ, в которых необходимо предусмотреть жилые помещения различного типа.

Л.Н.Виноградова. Н.В.Спиридонова