Право на сострадание и не только

В маленьком городке Ф. Брянской области произошла трагедия: 70-летний Александр Антипов убил своего 73-летнего брата Юрия. По версии следствия, речь идёт о банальной пьяной драке и убийстве на почве неприязненных отношений. Но так ли всё просто и однозначно, как кажется на первый взгляд? Адвокат обвиняемого З. Мамедов обратился к специалистам НПА для объективной оценки ситуации.

Речь шла о проведении комплексного судебно-психиатрического исследования А.Антипова. Адвокат попросил предоставить заключение о том, страдает ли обвиняемый психическим расстройством, был ли он адекватен в момент совершения преступления и может ли участвовать в проведении судебно-следственных действий. 30 июня, получив согласие А.Антипова, специалисты НПА провели психиатрическое освидетельствование.

Жизнь братьев Антиповых была трагичной и сложной, как и судьба миллионов людей их поколения. Во время войны Антиповы оказалась на оккупированной территории, детей вместе с матерью (отец погиб на фронте) отправили в Литву, в концентрационный лагерь. Два года за колючей проволокой оставили в душе Александра страшные воспоминания о «кострах и побоях». После войны испытания не закончились: однажды в их доме вспыхнул пожар. Кошмар бушующего огня преследовал Александра всю жизнь…

Шли годы. Антипов служил в армии, работал на заводе, затем стал учителем рисования в школе. Отношения с коллегами были хорошими, но, по признанию самого Александра, случались конфликты из-за его пристрастия к алкоголю. Он женился, появился сын, но семейная жизнь не сложилась: после развода жена ушла, забрав ребенка. С тех пор Александр с ним не общался, не интересовался его судьбой. Когда женился, сколько лет сыну точно не помнит. Утверждал, что видел однажды повзрослевшего сына на вокзале, но не подошел к нему.

Антипов вновь попытался устроить свою жизнь. Его гражданская жена Нина Шахова, с которой он прожил 20 лет, говорит о нем как о человеке немногословном, трудолюбивом и уравновешенном. По словам Шаховой, у Александра с братом Юрием были теплые, родственные отношения: они часто встречались, вспоминали пережитое в войну. После смерти матери Антипов отказался от своей доли наследства в пользу Юрия, а когда брат заболел – ухаживал за ним и помогал по хозяйству. Никаких ссор и конфликтов между ними не было.

Александр и раньше выпивал, а после выхода на пенсию начал пить «по-крупному». В беседе со специалистами НПА он признался, что последние пять лет страдал провалами в памяти, не мог вспомнить, что делал и говорил во время опьянения. Его мучили ночные кошмары, галлюцинации, сны путались с реальностью. По словам Нины Шаховой, Антипов, выпив лишнего (в последнее время ему хватало и двух бутылок пива), начинал нести безостановочный и бессвязный бред. Часами напролёт повторял одни и те же бессмысленные фразы, рассказывал о прошлом, неизменно вспоминая об огне и пожарах (это превратилось в навязчивую идею), пел песни и читал стихи. Уговорить его замолчать, лечь спать было невозможно. Но при этом Антипов никогда не проявлял агрессии. Иногда вдруг бросался обниматься с незнакомыми людьми, уверяя, что они его бывшие ученики. В то же время Александр не узнавал своих близких и не мог самостоятельно ориентироваться в пространстве. Окружающие отмечали, что в такие моменты Антипов не казался им пьяным: по их словам, Александр производил впечатление человека, у которого «с головой не в порядке».

Зачастую собутыльником Антипова оказывался его старший брат, тоже пристрастный к алкоголю. В ночь с 17 на 18 апреля 2008 г. у Александра и Юрия было очередное застолье. Утром одна из знакомых, позвонив к ним домой, услышала панический голос Александра: он требовал немедленно приехать. В доме братьев женщина обнаружила Юрия, лежащего на кровати с окровавленным лицом. Он был ещё жив, но через несколько дней, не приходя в сознание, скончался в больнице в результате черепно-мозговой травмы.

В милицейском протоколе со слов Александра Антипова записано, что, поссорившись с братом, он ударил его кулаком в лицо. Дальнейшее помнит смутно: вроде как пытался помочь Юрию, привести его в чувство… На основании этих показаний Александра обвинили в «умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Ю.Антипова по мотиву личной неприязни, повлекшим по неосторожности смерть потерпевшего». Но на обследовании в НПА А.Антипов сообщил, что плохо помнит, о чем говорил в милиции: «Что-то спрашивали, что-то отвечал, сейчас не поясню. Подписывал протоколы, не читая». Убежден в одном – брата убить не мог: «Нас настолько трудное детство сплотило, свекольная бурда и костры с плеткой, мы всегда были вместе».

Проведя обследование А.Антипова и изучив соответствующие документы, комиссия НПА пришла к выводу: у Александра выявлена алкогольная зависимость, энцефалопатия сложного генеза с выраженным интеллектуально-мнестическим снижением и сумеречными помрачениями сознания. Именно поэтому в ночь с 17 на 18 апреля он не мог осознавать опасности своих действий и не руководил ими. Комиссия считает, что по своему психическому состоянию А.Антипов не может давать правильных показаний по делу и участвовать в проведении судебно-следственных действий. В то же время он способен присутствовать в зале суда, не представляя опасности ни для себя, ни для окружающих.

Вот такая грустная история… Кто-то быть может и скажет: так, мол, и надо ему, алкашу несчастному! Сам во всем виноват! Но, прежде чем безоговорочно обвинять, вспомним: любой, даже опустившийся человек имеет право хотя бы на крупицу сочувствия и сострадания. От нас с вами, от таких же как он – людей. Когда же речь идет о психически больном человеке, убившем в беспамятстве любимого брата, он заслуживает ещё большего сострадания: его трагедия глубже, чем мы можем представить.

Его нельзя судить и сажать под замок – здесь нужна квалифицированная медицинская помощь. Именно такое решение было бы справедливым.

Адвокат А.Антипова сообщил, что заключение комиссии НПА приобщено к делу, уже назначена судебно-психиатрическая экспертиза его подзащитного в Брянской ПБ. Будем надеяться, что эксперты сумеют сделать правильные выводы, и Антипов будет освобожден от уголовной ответственности. В противном случае НПА оставляет за собой право оспорить решение брянских коллег и будет добиваться повторной экспертизы Антипова в Москве.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>