Права человека и обязанности общества

Мы много говорим о построении правового общества, в котором все граждане должны быть равны перед законом, но пока это всего лишь слова. Особенно трудно отстаивать свои права людям, состоящим на учёте в психоневрологических диспансерах. Зачастую они не могут дождаться справедливости, даже если суд выносит решение в их пользу.

Однажды гражданин К., страдающий психическим расстройством и состоящий на учёте в ПНД, обнаружил, что переплачивает по счетам за электроэнергию. Скрупулёзно проверив расчёты и убедившись в своей правоте, К. подал в суд на энергетическую компанию, требуя компенсации за переплату. Дело длилось долго, но разрешилось-таки в пользу К.: суд принял решение о возврате ему 5 тыс. рублей. Исполнительный лист передали судебным приставам, обрадованный К. стал ждать перечисления денег. Прошел год, но компенсацию не выплатили. Обеспокоенный К. обратился к приставу с вопросом: когда же, наконец, будет исполнено решение суда. Пристав заверил К., что ему не о чем беспокоиться, он все держит под контролем, но дело непростое и нужно просто набраться терпения. Как говорится, «обещанного три года ждут». К. воспринял эту поговорку буквально и терпеливо прождал ещё два года. Но, не получив денег и по истечении трех лет, понял, что пристав его обманывает и не собирается утруждать себя взысканием компенсации с энергетиков.

Тогда возмущённый К. стал писать жалобы во все инстанции на бездействие пристава. Одна из жалоб возымела действие, но совсем не то, на которое рассчитывал К. От имени судебного пристава ему позвонили и предложили… прийти «для беседы». К. насторожился, на рандеву не пошёл, а вместо этого попросил своих знакомых прозондировать ситуацию. Доброжелатели принесли нашему герою плохие вести: якобы приставы недовольны «кляузами» К. и хотят его «проучить», чтобы впредь неповадно было. Разыгравшееся воображение нарисовало несчастному истцу жутковатую картину: мол, приставы заманят к себе, спровоцируют агрессию с его стороны, а затем вызовут врачей и отправят в стационар на принудительное лечение. Вроде как обострение у больного, на людей кидается и т.п.

Собирались ли приставы упрятать К. в стационар, или всё это лишь плод его фантазии, неизвестно. Но, как бы то ни было, встревоженный К. пришёл в НПА и попросил выдать справку о том, что он психически здоров. Специалисты НПА такого документа дать ему, разумеется, не могли, но после амбулаторного обследования пришли к выводу, что по своему психическому состоянию обследуемый в недобровольных мерах медицинского характера не нуждается. Этот вердикт К. вполне удовлетворил, и его перестали беспокоить мысли о насильственной госпитализации.

Между тем, по-прежнему неясно, получит ли К. причитающуюся компенсацию. Вероятно, судебные приставы просто не хотят тратить время и силы, добиваясь выплаты в пользу больного одинокого человека. Но служителям Фемиды стоит помнить: по отношению к старикам и инвалидам судят о степени цивилизованности общества. Так почему бы не исполнить судебное решение, а заодно и свои служебные обязанности, и не помочь «маленькому человеку» добиться справедливости?

Дмитрий Казеннов

наверх >>>