Потворство суда вероломству

Назвать мошенницу мошенницей – это оскорбление? Разве это не простая констатация, которую следует только доказать? Но если тебе 84 года, то можно оправиться и на принудительное лечение.

История Зинаиды Никифоровны Меркуловой не может оставить равнодушным никого. Одинокая 84-летняя женщина из Краснодара приехала в Москву к своим племянницам искать помощи и защиты и по рекомендации своего адвоката обратилась в НПА России.

Что же случилось с этой интеллигентной благородной женщиной, членом Союза художников СССР и заслуженным художником России?

Зинаида Никифоровна родилась в станице Кагальницкая Ростовской области. Всегда была лидером среди сверстников, училась на отлично, занималась общественной работой. Закончила отделение керамики Одесского государственного художественного училища и активно участвовала в создании фарфорового завода «Чайка» в Краснодаре. Проработала там 45 лет, за большие творческие заслуги ей присвоено почетное звание заслуженного художника Российской Федерации. Сейчас уже не работает, но продолжает заниматься творческой деятельностью, пишет книги-воспоминания. Казалось бы, все хорошо.

Но не сложилась личная жизнь у Зинаиды Никифоровны. В 28 лет вышла замуж, родила сына, но вскоре развелась с мужем и пришлось воспитывать сына одной. Сын был для нее и радостью, и опорой, стал художником, писал стихи. Но вот в 1985 г. в возрасте 32 лет, в самом расцвете физических и творческих сил сын трагически погибает. Следствие говорит о «самоубийстве», Зинаида Никифоровна не хочет этому верить, но сил на собственное расследование не хватает. Сломленная горем, находясь «в шоковом состоянии», она пишет два письма – двум девушкам, с которыми когда-то встречался ее сын и адреса которых она обнаружила в его записной книжке. Пишет о своей трагедии, об одиночестве, о том, что ей очень нужна помощь.

И, о чудо! Через какое-то время получает письмо, в котором говорится, что она не одинока, у нее есть внук, о котором она не знала, и возлюбленная сына, которая жаждет встретиться с ней. Зинаида Никифоровна была так рада, что даже не подумала навести какие-то справки, уточнить детали. Возможно ли такое? Почему мальчик носит другую фамилию, имеет другое отчество? Все пустяки. Важно, что это сын ее дорогого Юры, и она это чувствует. У нее снова будет близкий человек, начнется новая семейная жизнь. Правда, новые родственники живут в Москве и перебираться в Краснодар не собираются, но это можно обсудить.

Спустя три года, по настоянию своей объявившейся невестки, Зинаида Никифоровна в судебном порядке признает родство с внуком и делает этого еще недавно незнакомого ей 8-летнего мальчика единственным наследником своего немалого состояния. Тут и хорошая квартира в Краснодаре, и дача с большим участком, и большая коллекция художественных ценностей, которую удалось собрать за долгие годы, и немалые накопления. А ведь можно было провести генетическую экспертизу! Но ей, образованной женщине, такое даже в голову не приходило, боялась обидеть, оскорбить недоверием.

В то время Зинаида Никифоровна еще работала, была самостоятельной, никакая помощь ей была не нужна, и внук с невесткой лишь иногда наезжали к ней погостить. Но время шло, Зинаида Никифоровна вышла на пенсию, здоровье ее стало ухудшаться, всерьез беспокоила гипертоническая болезнь, остеохондроз, начал развиваться паркинсонизм. В 2006 г. она оформляет договор ренты с пожизненным проживанием с матерью своего внука Симонян, надеясь, что будет иметь необходимую ей помощь и поддержку на старости лет. Тогда же она дает ей и своему уже взрослому внуку по триста тысяч рублей, которые нужны им для коммерческих целей, — они собираются открыть свой бизнес, и обещают вернуть деньги, как только встанут на ноги.

Вскоре, однако, выясняется, что ухаживать за Зинаидой Никифоровной Симонян не собирается, появляется у нее не чаще чем пару раз в год, по хозяйству не помогает, приносимые продукты и вещи оказываются такого низкого качества, что Зинаида Никифоровна рассматривает это как издевательство. Чашу терпения переполнили обман и воровство Симонян: после одного из ее посещений, у Зинаиды Никифоровны пропали долговые расписки. Остались копии, но это ведь не документ. Зинаида Никифоровна подала в суд на расторжение договора ренты и сумела доказать, что Симонян не выполняет свои обязанности.

Договор был расторгнут, но сразу после этого внук Зинаиды Никифоровны любимый Николенька подает в суд заявление о признании бабушки недееспособной. Якобы она в последнее время неадекватно ведет себя, все забывает, заговаривается, ее опасно оставлять дома одну. Суд отказал Николаю Меркулову в его иске без назначения судебно-психиатрической экспертизы, поскольку он со своей бабушкой не проживает и видится с ней крайне редко. Тут Зинаида Никифоровна, наконец, усомнилась в кровном родстве с Николаем и стала требовать провести генетическую экспертизу.

Однако родственники категорически отказались, а Симонян обратилась в суд с заявлением о привлечении Зинаиды Никифоровны к уголовной ответственности в связи с совершением ею преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 (клевета), ч.1 ст. 130 (оскорбление) УК РФ. Якобы Меркулова оскорбила ее словесно, с присутствии свидетелей назвала ее проституткой и мошенницей. И хотя в то самое время, которое было указано в заявлении Симонян, Зинаида Никифоровна находилась на лечении в госпитале для ветеранов войны, и состояние ее было настолько тяжелым, что при всем желании она не могла покинуть больничные стены, дело было принято к производству, и судья вынес определение о назначении Зинаиде Никифоровне судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Ранее Зинаида Никифоровна никогда к психиатрам не обращалась, и никто ей этого не предлагал, хотя она наблюдается у терапевта и невропатолога и регулярно лечится в госпитале инвалидов войны. Зинаида Никифоровна категорически отрицает выдвинутые против нее обвинения и обратилась в НПА по совету адвоката с просьбой о комиссионном освидетельствовании.

При обследовании жаловалась на постоянное дрожание левой руки, головокружения, боли в ногах. Ходит с палочкой, но держится прямо, с достоинством. Следит за своей внешностью, одета в соответствии с возрастом. Понимает, что находится в ситуации исследования, старается произвести хорошее впечатление. На вопросы отвечает по существу, но несколько многословно, иногда приходится прерывать, требуя более краткого ответа. — Не обижается, понимает, что увлеклась. Когда говорит о гибели сына, на глазах появляются слезы, усиливается тремор левой кисти. В связи со сложившейся ситуацией настроение несколько снижено, однако надеется, что сможет добиться справедливого решения. Словарный запас хороший, интеллект соответствует полученному образованию, образу жизни и возрасту. Отмечает некоторое снижение памяти — «могу забыть нужное слово», но описывая события своей жизни, правильно называет все даты, помнит имена людей, подробности происшедшего.

Комиссия пришла к выводу, что «у Меркуловой З.Н. признаков психического заболевания и/или выраженного интеллектуального снижения не обнаружено. Имеющиеся у Меркуловой З.Н. легкие когнитивные нарушения (обстоятельность мышления, эмоциональная лабильность, некоторое слабодушие), являются возрастной нормой. Выявленное снижение настроения ситуационно обусловлено и адекватно сложившейся ситуации, что свидетельствует о сохранности критических способностей. По своему психическому состоянию Меркулова З.Н. может понимать значение своих действий и руководить ими. Может защищать свои права и интересы в суде, может совершать сделки имущественного характера (дарение, завещание, рента, купля-продажа и т.п.). В недобровольных мерах медицинского характера, в лечении и наблюдении психиатра не нуждается».

Зинаида Никифоровна вскоре вернется в Краснодар, где ей предстоит нелегкое испытание, связанное с судебным процессом. Выдержать такое в 84 года довольно сложно, но Зинаида Никифоровна полна сил и энтузиазма. Обман и вероломство не сломили ее веру в людей, и она рассчитывает на победу. А НПА готова защищать ее в суде и при проведении экспертизы.

Л.В.

Имя и фамилия героини изменены.

наверх >>>