Подготовка очередного ухудшения закона о психиатрической помощи руками правозащитников

7 июля 2005 г. в Орловской психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением был организован круглый стол, посвященный «защите прав пациентов, находящихся на принудительном лечении, и общественной безопасности». Среди участников — главный врач этой больницы Татьяна Котова, зав. отделом Государственного центра социальной и судебной психиатрии проф. В.П.Котов, один из лидеров орловских правозащитников Дмитрий Краюхин.

Актуальная тема, показательная больница, приглашение правозащитников и ведущего специалиста Центра им. Сербского, казалось бы, обеспечивали конструктив. Но сенсацией, тотчас растиражированной, стало совсем другое — заявление Дмитрия Краюхина, что закон о психиатрической помощи «морально устарел, каким бы прогрессивным он не был вначале».

Чтобы понять сенсационность этого заявления необходимо знать, что руководство Центра им. Сербского дважды (в 2001 и 2003 гг.) пыталось внести на обсуждение Государственной Думы РФ поправки к закону о психиатрической помощи, грубо ухудшающие права пациентов. Дважды правозащитному сообществу с помощью журналистов удавалось предотвратить Думские слушания этих поправок, суть которых — отказ от демократических завоеваний закона, существенное ограничение судебного контроля за применением недобровольных мер. На осень 2005 г. Центр им. Сербского запланировал третью попытку протащить те же поправки, среди которых, например, возможность врача недобровольно стационировать и лечить человека в течение 10 дней, если по его мнению расстройство является кратковременным. Уже избирательно собраны положительные отзывы из регионов.

По мнению Независимой психиатрической ассоциации России, закон о психиатрической помощи, несмотря на несколько досадных ухудшений, не только был, но и остается прогрессивным. Он был принят с опережением, под давлением зарубежного сообщества, и потребовалось несколько лет, чтобы психиатры и суды привыкли по нему работать. Пересматривать его в нынешнее время, время грубого отката назад всех демократических завоеваний — значит, наверняка, ухудшить закон. За примерами далеко ходить не надо: во что превратились после внесения поправок закон о свободе совести, закон о СМИ и мн. др.? Задача сегодняшнего дня — не изменение закона, а организация жесткого контроля за его исполнением. Нынешний текст закона это позволяет.

Правозащитник, заявляющий, что закон морально устарел, вольно или невольно подыгрывает представителям полицейской психиатрии, для которой главное — безопасность общества и государства, а не права больных. Такой правозащитник забивает мяч в собственные ворота. Права человека в области психиатрии — слишком сложная тема, чтобы решать ее без участия или, по крайне мере, предварительного обсуждения коллег психиатров-правозащитников.

Л.Н.Виноградова, Ю.С.Савенко

наверх >>>