Открытое письмо уполномоченному по правам человека в связи с преследованиями Михаила Косенко

30 октября 2013 г.

Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации
В.П.Лукину

Глубокоуважаемый Владимир Петрович!

8.10.13 Замоскворецкий суд г. Москвы вынес решение по громкому делу Михаила Косенко, участника оппозиционного митинга на Болотной площади. Его дело было выделено в отдельное судопроизводство, в связи с тем, что он в течение 12 лет регулярно амбулаторно лечился в ПНД и имеет вторую группу инвалидности, т.к. не в состоянии длительно заниматься какой-либо регламентированной деятельностью.

Эксперты Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского на основании короткой беседы не только резко утяжелили диагноз и тип течения заболевания, но совершено искусственно сочли Косенко «опасным для себя и окружающих» на основании исключительно вмененной ему и недоказанной вины, более того, как выяснилось, не соответствующей действительности (имеется видозапись, подтверждающая отсутствие насилия со стороны Косенко, а «пострадавший» омоновец на суде не опознал Косенко). Но чтобы не развалить дело потребовалась помощь психиатрической экспертизы.

За последние 20 лет я не знаю случая, когда бы Центр им. Сербского признал свою экспертную ошибку. В конкретном деле Михаила Косенко во всей полноте воскресла советская практика использования психиатрии в политических целях. Участие в оппозиционном митинге, политический характер вопросов и соответствующих ответов на экспертизе, открытая критика современной власти в заключительном слове, хотя не назывались впрямую опасностью, но явно таковой являлись. По всем имеющимся данным миролюбивый человек, инвалид второй группы. направлен на принудительное стационарное лечение, при том что аккуратно принимал лечение амбулаторно в течение 12 лет.

Хочу обратить Ваше внимание, что не первый раз психически больные оказываются жертвой формулировки в законе, запрещающей экспертам подвергать сомнению представленные следствием и судом данные о якобы совершенном уголовно наказуемом деянии. Так, несколько лет назад в Краснодарском крае три года находился на принудительном лечении психически больной, обвиненный в убийстве сестры и признанный невменяемым. Через три года сестра объявилась, но никто не ответил за эту возмутительную ошибку. Менее ярких дел очень много. Этим положением эксперты поставлены в нелепое положение, когда даже в совершенно очевидных случаях вынуждены исполнять это требование, грубо нарушая права людей с психическими расстройствами.

Просим Вас использовать имеющиеся у Вас возможности, чтобы по крайней мере оспорить негуманное решение суде о помещении Михаил Косенко на принудительное стационарное, а не амбулаторное лечение. Косенко не представляет опасности, никогда не отказывался от амбулаторного лечения, в то время как лечение в закрытом стационаре для принудительного лечения ухудшит его психическое состояние.

Просим вас также инициировать изменения в Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», чтобы в числе обязанностей экспертов было закреплено требование о недопустимости проведения экспертной оценки психического состояния и поведения подэкспертного, основываясь на презумпции доказанности тех обстоятельств, которые указаны в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Президент НПА России Ю.С.Савенко