Отбывание срока душевнобольным: кому это нужно?

Вопросы правильности и объективности судебных решений остаются актуальными во все времена. Все ли факторы были учтены при выносе приговора, тщательно ли было проведено расследование, точна ли оценка медицинских экспертов и проводилась ли она вообще? Как выясняется, далеко не всегда мы можем однозначно и уверенно сказать, что дело закрыто, и дополнительных исследований не требует.

Адвокат осужденного в 2005 году за разбойное нападение Алексея Мурзина обратился в НПА с запросом о проведении независимого заключения о психическом состоянии его подзащитного. Дело в том, что у 23-летнего Алексея, отбывающего срок в местах заключения, заметно ухудшилось состояние здоровья, в связи с чем, он неоднократно проходил курс лечения в психиатрических больницах. Несмотря на постоянные, явные ухудшения и очевидную необходимость длительного лечения, эксперты считают, что Алексей вполне может отбывать положенный срок наказания. Так ли это – попытались разобраться специалисты Независимой Психиатрической Ассоциации.

Алеше Мурзину не повезло с рождения. Отдаленное село Тверской области, пьющие родители, совершенно не интересующиеся воспитанием сына, отсутствие ласки, внимания и доброты с чьей-либо стороны – все это привело к тому, что мальчик начал отставать в развитии от сверстников, становился раздражительным и вспыльчивым, с трудом находил контакт с окружающими. Однажды в состоянии алкогольного психоза отец покончил жизнь самоубийством, что, естественно, оставило глубокий отпечаток в сознании ребенка. Пьющую мать лишили родительских прав, а Алеша попал в детский дом. Там дела у подростка тоже не заладились, вспыльчивый и склонный к проявлениям агрессии, он постоянно конфликтовал с учениками и преподавателями, категорически не воспринимая критику и замечания в свой адрес. После подобных стычек с окружающими парень неоднократно пытался повеситься, но был остановлен свидетелями.

Вскоре посещать школу желание пропало, зато появились новые увлечения в виде курения, распития алкогольных напитков, токсикомании. По-настоящему серьезные проблемы у мальчика начались после тяжелой черепно-мозговой травмы, полученной при падении на лед зимнего катка в возрасте 12 лет. Примерно спустя год после этого, по данным медицинской документации, у Алеши резко ухудшилось психическое состояние – появились странные «голоса» в голове, наблюдались судороги конечностей, повторялись попытки суицида. С 2001 по 2004 годы он неоднократно проходил стационарное лечение в специализированных психиатрических лечебницах и состоял на учете у психиатра по месту жительства.

После окончания 9 классов школы, он продолжил обучение в ПТУ, где получил специальность автослесаря, воспользоваться которой так и не смог, редкие случайные заработки и разгульный образ жизни делали свое дело – усугубляли и без того покореженную психику нездорового человека и вели к будущим преступлениям. В 2003 году Алексея выписывают из больницы с диагнозом: Органическое шизофреноподобное расстройство. В дальнейшем оно не единожды будет подтверждаться.

2005 год стал для Алексея переломным. Сначала по великой глупости вместе с другом вскрыли дверь к соседу с целью похищения электропроводки, но были остановлены внезапно появившейся хозяйкой дома. Ребята быстро бросили все 19 метров кабеля, прихваченные заодно люстру, часы и три рулона обоев и, испугавшись, убежали без добычи. На суде честно признались в содеянном, за что получили условные сроки.

В следующий раз горе-захватчики решились на вынос с территории завода листа алюминия, но выпили настолько много алкоголя, что были с распростертыми объятьями приняты охраной предприятия еще до момента похищения, которое вследствие этого и не состоялось. И снова Алексей отделывается легким испугом и штрафом. Однако за парнем уже присматривает матерый вор-рецидивист с неоднократными судимостями за кражи и мошенничество. В сентябре того же года, он берет с собой на дело Алешу, они силой вымогают у подвозившего их водителя наличность и все ценные вещи, угрожая расправиться ножом.

На этот раз суд поблажки не сделал, оба были признаны виновными и получили реальные сроки.

В ходе следствия было установлено, что подсудимый Мурзин состоял на учете у психиатра, но был снят, и имеет диагноз: легкая умственная отсталость. Медицинско-психиатрическая экспертиза проведена не была, ни адвокат, ни осужденный о ней также не ходатайствовали, Алексей был отправлен в колонию общего режима сроком на 5 лет и 6 месяцев.

Уже буквально через несколько недель он обратился к психиатру с просьбой о помощи. Снова начались «голоса, призывающие повеситься или вскрыть себя», парень абсолютно замкнулся, впал в депрессию и опять совершил несколько попыток суицида. Был госпитализирован и получал стационарное лечение, в ходе которого выявлялись заметные улучшения, после чего снова отправлялся для прохождения срока в тюрьму. В дальнейшем попадал в психиатрические больницы не единожды, с диагнозами «галюцинаторно-бредового синдрома», «органического психотического расстройства» и «шизофрении». Наряду с этим у Мурзина отмечались «грубый психопатоподобный синдром возбудимого типа», «психоорганический синдром с интеллектуальным снижением» и депрессивный фон настроения. Но вновь его признавали вполне способным продолжать отбывание наказания в местах лишения свободы.

Между тем, 5 февраля 2007 года эксперты с уверенностью констатируют непрерывный нарастающий характер психических расстройств при резистентности к лекарственной терапии и неспособность Мурзина обеспечивать в полной мере свое удовлетворительное социальное и бытовое функционирование.

Более того, в заключении врачи говорят, что психическое заболевание А. Мурзина сопровождается заметным интеллектуально-мнестическим снижением, выраженной эмоциональной неустойчивостью и транзисторными переходящими психотическими, преимущественно галюциннаторными, расстройствами.

После тщательного ознакомления с медицинской документацией, специалисты НПА считают несовместимым указывать на подобные психические заболевания, расценивая при этом их как «не тяжелые», и говорить о том, что человек в подобном состоянии способен осознавать характер своих действий и руководить ими, следовательно, способен отбывать срок.

В своем заключении они настаивают на том, что утверждение об отсутствии у Мурзина тяжелых психических расстройств находится в грубом противоречии с представленными данными медицинской документации. Все заболевания, которыми страдает осужденный, имеют хронический характер, не поддаются полному излечению, но длительное стационарное лечение позволило бы смягчить проявления болезни и негативной симптоматики. Лечение подобного больного не может ограничиться транквилизаторами и малыми нейролептиками, а нуждается в длительной активной терапии, доступной только в условиях стационара.

Для специалистов НПА остается загадкой, почему коллеги-психиатры считают, что психически нездоровому человеку следует находиться в тюрьме, где состояние его постоянно ухудшается, что в конечном итоге приведет либо к полному погружению в психические расстройства, либо к суициду, вследствие невозможности получения больным адекватной квалифицированной помощи.

В связи с этим, комиссия специалистов НПА настоятельно рекомендует освободить осужденного А. Мурзина из мест лишения свободы и поместить в специальное лечебное заведение. Адвокат Алексея уже выразил письменную благодарность экспертам НПА и подчеркнул, что данное «заключение имеет весьма существенное значение, которое трудно переоценить». Хочется все же надеяться, что Алексей получит необходимую ему медицинскую помощь, а заключение специалистов НПА поможет правозащитнику добиться по-настоящему верного и справедливого решения. Специалисты НПА будут следить за судьбой А.Мурзина и вместе с адвокатом добиваться его освобождения от отбывания срока наказания.

Анастасия Сибелева

наверх >>>