От любви до ненависти

Однажды Гиппократ, будучи не только великим целителем, но и остроумным человеком, поставил «диагноз» брачному союзу: «Брак – это лихорадка наоборот: он начинается жаром и кончается холодом». Иногда этот холод становится нестерпимым, превращая былых возлюбленных в смертельных врагов. В подобной ситуации оказалась Тамара Платонова, обратившаяся за помощью в НПА.

Тамара родилась в небольшом провинциальном городке. Росла спокойной, любознательной и способной девочкой, в четыре года научилась читать. В школу ее приняли в шесть лет, училась отлично, брала призы на школьных олимпиадах по русскому языку и литературе. А еще она ходила в походы, участвовала в концертах, занималась спортом. Школьная характеристика не скупится на похвалы: «Имеет спокойный, терпеливый, выдержанный характер… общительность, доброжелательность, внимательность к окружающим, вежливость». Тамара закончила школу с золотой медалью и поступила в Московский педагогический университет.

Как и большинство вечно нуждающихся в деньгах студентов, девушка подрабатывала в летние каникулы официанткой в одном из столичных ресторанов. Там она и познакомилась с будущим мужем – солидным, обеспеченным врачом-офтальмологом, значительно старше её. Через несколько месяцев, в апреле 2004 г., Тамара вышла за него замуж. Первые годы были благополучными, молодые много времени проводили вместе, в мае 2005 г. родился сын. После декретного отпуска Платонова продолжила учебу, а ухаживать за ребенком помогали родители ее и мужа. Отношения со свекровью не сложились: та относилась к невестке с нескрываемой неприязнью, постоянно подчёркивала, что она живёт в чужом доме и вообще «человек не их круга». Не вписывались в этот узкий «круг» и родители Тамары: родственники супруга возражали против их частых встреч.

В 2007 г. Платонова вновь забеременела и, будучи на восьмом месяце, испытала сильнейшее потрясение, случайно узнав об изменах мужа. Она решила серьёзно поговорить с супругом, но разговора не получилось: глава семьи заявил, что если Тамара вздумает с ним развестись, он отберет у нее детей. Женщина убеждена, что эта травма спровоцировала у нее преждевременные роды: в апреле 2008 года Платонова родила девочку.

По словам Тамары, после родов она испытывала постоянное чувство тревоги за детей. Со временем тревожные симптомы усилились: нарушение сна, сильное сердцебиение, истощение, подавленность. Женщина хотела обратиться за медицинской помощью, но муж и его родители запретили: мол, это «послеродовая депрессия», пройдет. Между тем, депрессивная симптоматика усугублялась, и обратиться к врачам Платоновой всё-таки пришлось. Женщина уехала к родителям, прошла там курс лечения и почувствовала себя значительно лучше.

Платонова регулярно приезжала к своим детям, живущим с мужем. Однажды её госпитализировали с пищевым отравлением. В больнице Тамару навестил супруг, принес ей пакет, сказав, что там есть «все необходимое» для неё. А через несколько часов в палату Платоновой пришли сотрудники областного УФСКН и потребовали показать все вещи, включая и принесённый мужем пакет. Среди «гостинцев» нашли много психотропных препаратов, которые незамедлительно изъяли. Позже Тамара узнала – заявление в органы на неё написала свекровь…

Инцидент с лекарствами стал последней каплей: Платонова твёрдо решила развестись. Вместе с дочерью она уехала жить к родителям, сын остался с отцом. Как только Тамара избавилась от общества мужа и свекрови, она почувствовала себя гораздо лучше: любящие родители и сёстры окружили её заботой и вниманием, которых ей так не хватало. Между тем, супруг не собирался оставлять Тамаре дочь и подал заявление в суд о признании Т. Платоновой недееспособной: мол, лечилась у психиатров и потому не в состоянии воспитывать ребёнка.

Определением суда Платоновой была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза. Комиссия экспертов пришла к выводу, что обследуемая страдает рекуррентным депрессивным расстройством, но у неё отмечается состояние ремиссии (улучшения). Тем не менее, по мнению экспертов, выявленное расстройство может представлять опасность для ее ребенка. В итоге суд принял компромиссное решение: не признал женщину недееспособной, но вопрос, с кем будет жить её дочь, по-прежнему оставил открытым. Тамара, не согласившись с мнением врачебной комиссии, подала кассационную жалобу в областной суд, но она не была удовлетворена.

Сейчас Т.Платонова живет со своими родителями и дочерью, ходит с ней в детский центр раннего развития. Преподаватели характеризуют её самым лучшим образом: «Между мамой и ребенком трогательные и нежные отношения. … Девочка всегда опрятно и красиво одета… Мать в состоянии дать ребенку все, что ему необходимо для полноценного развития».

Тем временем, судебные разбирательства между родителями продолжаются: 20 мая 2009 г. начался бракоразводный процесс. Тамару очень беспокоит, что муж в судебных заседаниях постоянно ссылается на ее психическое заболевание, утверждая, что она может представлять опасность для детей. Поэтому адвокат Т. Платоновой порекомендовал ей обратиться за помощью в НПА. После обследования экспертная комиссия НПА пришла к выводу, что Платонова в 2008 году перенесла тяжелый эпизод психотической депрессии в рамках рекуррентного депрессивного расстройства, из которого полностью вышла. В настоящее время она находится в состоянии ремиссии и по своему психическому состоянию может участвовать в проведении судебно-следственных действий. Для своих детей она опасности не представляет и может заниматься их воспитанием.

Однако решая вопрос, с кем останутся дети Платоновых, суд отверг ходатайство Тамары о проведении судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы и вынес вердикт: оба ребёнка должны жить у отца. Тамара подала кассационную жалобу в областной суд и с тревогой ожидает его решения.

Тамара Платонова продолжает бороться за своих детей и свою репутацию. А специалисты НПА делают всё зависящее для того, чтобы диагноз психиатра никогда не использовался в своих целях морально нечистоплотными людьми.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>