Очередные семинары по правовым вопросам для психиатров

НПА России продолжает работать по президентском гранту (Распоряжение Президента РФ от 29.03.2013 № 115-рн), в рамках которого выпускает литературу и занимается просвещением тех, кто так или иначе связан с оказанием психиатрической помощи, или является ее получателем. Еще два семинара было проведено для врачей-психиатров крупнейших психиатрических больниц Москвы и Московской области.  Первый состоялся 31 июля 2014 г. в Московской областной клинической психиатрической больнице № 1, второй —  7 августа в Московской клинической психиатрической больнице № 1 им. Н.А.Алексеева.  Поскольку в настоящее время психиатрические больницы объединены с психоневрологическими диспансерами, на семинарах присутствовали и те, кто оказывают психиатрическую помощь в амбулаторном порядке, всего более 80 человек.   

cmb

Семинар от 31 июля 2014 г. в Московской областной клинической психиатрической больнице № 1

Вновь – «Новое в законодательстве, регулирующем права граждан с психическими расстройствами», однако акценты всякий раз немного меняются, в зависимости от того, что интересует аудиторию, и какие нарушения прав пациентов зафиксированы в данном психиатрическом учреждении. Нарушения определяются на основе анализа судебной практики, которая сейчас стала открытой, и обращений в НПА России и к Уполномоченному по правам человека.  Когда речь идет об оценке психического состояния гражданина,  НПА России опирается только на те случаи, которые исследовали ее эксперты, и не пользуется непроверенной информацией. 

Семинар от 7 августа 2014 г. в Московской клинической психиатрической больнице № 1

В результате интерактивного общения с врачами-психиатрами во время семинаров выяснилось, что они не слишком хорошо осведомлены о правах стационарных пациентов и даже не знают, в какой статье закона о психиатрической помощи перечислены их основные права.  Многие врачи-психиатры по-прежнему считают, что пациентам нельзя выдавать копии их медицинских документов, во всяком случае, врач-психиатр должен иметь право изъять оттуда информацию, касающуюся «интересов третьих лиц». Такое право предоставляли врачам «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» (1993), однако новый ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (2011) такой нормы не содержит.

На семинарах обсуждался широкий спектр вопросов, в том числе следующие:

  1. Каковы основные нарушения прав граждан при недобровольном стационировании и лечении?
  2. Что входит в понятие «врачебной тайны», и в каких случаях допустима передача сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия пациента?
  3. Какими законами регулируется оказание психиатрической помощи, если лечение платное?
  4. Что делать, если гражданин, являющийся нетрудоспособным в связи с психическим расстройством, отказывается от  прохождения МСЭК? 
  5. Как регулируются прерывание беременности и стерилизация недееспособных?
  6. Где должны лечиться граждане других государств, которым назначено принудительное лечение?
  7. Какова должна быть процедура помещения в ПНИ гражданина, признанного недееспособным?
  8. Кто имеет право на оказание бесплатной юридической помощи?
  9. Какие условия пребывания в психиатрическом стационаре могут быть приравнены к «пыткам»? 
  10. Может ли быть проведена судебно-психиатрическая экспертиза в период доследственной проверки?

Юристы НПА России имеют большой опыт работы в области психиатрии и права, а руководитель юридической службы советник юстиции кандидат юридических наук Ю.Н.Аргунова – ведущий специалист в этой области. Вот уже целое поколение врачей выросло на ее пособиях «Права граждан с психическими расстройствами» (2003, 2007, 2010), а последнее руководство «Права граждан при оказании психиатрической помощи» (2014) не только освещает наиболее распространенные нарушения прав граждан в данной сфере, но и содержит анализ более 100 решений судов и предлагает пути решения проблем, связанных с коллизией правовых норм. Открывая семинар в КПБ № 1 им. Н.А.Алексеева, заместитель главного врача Андрей Борисович Сыникэ сказал: «Если Юлия Николаевна не сумеет ответить на какой-то вопрос, значит на него просто сейчас нет ответа».  Хотелось бы, чтобы таких вопросов становилось меньше.