Обязанность или повинность?

Уже не раз мы рассказывали, как сотрудники военкоматов, любыми способами стремясь выполнить план по набору защитников отечества, готовы произносить роковое «годен», даже если у призывника серьёзные проблемы со здоровьем. К сожалению, мы вновь вынуждены возвращаться к этой теме.

В семье Владимира Волкова ссоры и скандалы были делом обычным: отец и мать злоупотребляли спиртным. Ребёнком родители практически не занимались, он рос сам по себе, ища приюта у соседей, чтобы сделать уроки и хоть немного отдохнуть от семейных сцен.

В школу Володя пошел с 6 лет, учился вполне сносно. Со сверстниками ладил, хотя те частенько его дразнили из-за рыжей шевелюры. Волков всегда стеснялся своей неказистой внешности, а огненный цвет волос просто ненавидел. Подтрунивали над ним и за то, что мальчик панически боялся высоты и воды: не мог плавать с другими ребятами в бассейне, поэтому физкультурой занимался в группе ЛФК. Постепенно Волков стал замыкаться в себе, появлялись разные фобии. Например, с подросткового возраста он не может смотреть в глаза собеседнику – «хочется просто отвернуться».

Родители Володи развелись, мальчик остался с матерью, но вскоре она от него отказалась. Ребёнок стал жить в доме отца, с дедушкой и бабушкой, которые и занимались его воспитанием. Отец спился окончательно, дебоширил, мальчик его панически боялся, и утешить было некому: мать его судьба не интересовала, что стало для подростка большим потрясением.

Шло время, в 2008 г. Владимир закончил школу. Ему всегда нравилась история, и он поступил на исторический факультет Московского государственного гуманитарного университета. Волкову купили компьютер, и он с головой ушёл в виртуальный мир: целыми днями просиживал перед монитором, забросил учебу, перестал читать и встречаться с друзьями. Это длилось примерно полтора года, а затем как отрезало – «мне надоело». Владимир стал замечать, что за последний год у него резко снизилось внимание, он не мог сосредоточиться, хуже воспринимал информацию, учиться стало не только трудно, но и неинтересно. На экзаменах он не мог связно и доступно изложить свои мысли, даже если знал ответ на задаваемые вопросы. Волков пытался штудировать учебники и пособия, но ничего «не укладывалось в голову». И дело было вовсе не в сложности материала: по признанию Владимира даже при общении с друзьями ему стало трудно говорить связно. В конце концов, 30 сентября 2010 года Волкова отчислили из университета за неуспеваемость, и тотчас же он попал в поле зрения сотрудников военкомата. Уже в ноябре незадачливого экс-студента с работниками милиции и РВК доставили на медкомиссию. Его признали годным к военной службе с незначительными ограничениями, но всё-таки дали направление в районную поликлинику для дополнительного медосмотра. Однако обследование Волков пройти так и не успел – уже через три дня он был вызван повесткой в РВК для следования по месту службы.

Для близких Владимира эта новость стала шоком: они прекрасно знали о его состоянии и понимали, что к воинской службе он неспособен. Вместе с двоюродной сестрой Владимир пришел на прием в Союз комитетов солдатских матерей России (СКСМР). Сопровождение было весьма кстати, поскольку сам Волков был не в состоянии объяснить причину своего прихода, замкнулся и на обращенные к нему вопросы не отвечал. Из СКСМР его направили на обследование в НПА России.

Экспериментально-психологическое исследование В. Волкова выявило выраженную дезорганизацию его психической деятельности, грубые нарушения мышления, повышенную утомляемость. В своем заключении специалисты НПА отмечают астено-невротическую симптоматику и нарушения в когнитивной сфере неясного генеза. Они убеждены, что В. Волков нуждается в психиатрическом и неврологическом обследовании.

Случаев необоснованного призыва в армию молодых людей с медицинскими противопоказаниями становится всё больше. Это становится проблемой не только самих призывников и их родных, но и государства, которое должно понять простую истину, что почётная обязанность его защиты не должна превращаться в повинность. И ещё: призыв заведомо неспособных к службе солдат не может не отразиться на боеспособности нашей армии.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>