«О реализации положения Конвенции ООН о правах инвалидов в части социальной интеграции людей с особенностями психического развития»

Так называлось заседание 29.11.2012 в Совете Федерации под председательством В.И.Матвиенко, как председателя Совета Федерации Федерального собрания РФ и председателя Совета по делам инвалидов.

Если на предыдущем заседании был заслушан доклад руководителя юридической службы НПА России Ю.Н.Аргуновой, то на этот раз, вопреки первоначальному ее приглашению с докладом, приглашение было прислано только д-ру Ю.С.Савенко, а наши настояния встретили отказ под предлогом отсутствия мест в зале. Довод смехотворный: из более сотни приглашенных не нашлось место для одного из ведущих специалистов по обсуждаемой теме. Дело явно в боязни острого дискутанта, не прощающего юридических ошибок.

Но в зале было много главных врачей психиатрических больниц из многих регионов, в том числе и членов НПА России. А самым резонансным, открывающим важную перспективу и особо отмеченным В.И.Матвиенко, стало выступление А.Б.Богданова об опыте патронажа в Архангельской области. Вряд ли кто-то знал, что это вице-президент НПА России. Деловой характер носили также выступления В.А.Петросяна (департамент социальной защиты населения Москвы), М.С.Кулик (Фонд «Качество жизни»), Б.Д.Цыганкова (главный психиатр Москвы) и М.С.Шейфера (главный врач Самарской областной ПБ).

Что касается самого объемного доклада главного психиатра Минздрава проф. З.И.Кекелидзе, то он был посвящен крайне неблагодарной теме – «Реформа психиатрической службы в Российской федерации и перспективы», т.е. выпадал из обсуждения реализации Конвенции ООН о правах инвалидов. По давно сложившейся отрицательной традиции, доклад был об успехах, вне контекста реального положения на местах.

Мне, несмотря на активные попытки, не дали выступить. Но в реплике с места я отметил отсутствие в зале представителей общественных организаций и вручил лично В.И.Матвиенко наши предложения, которые приводятся ниже. Это общие предложения ведущих по обсуждаемой теме общественных организаций, которые, тем не менее, не были приглашены: организации инвалидов «Перспектива» (Денис Роза) и «Новые возможности» (Н.Б.Левина), «Даун-синдром» (С.А.Колосков), «Центр лечебной педагогики (Р.П.Димерштейн).

Следует отметить, что наиболее критическую позицию в отношении положения дел в развернутых комментариях по каждому выступлению заняла сама В.И.Матвиенко. Такая осведомленность накладывает на нее тем большую ответственность. Правда, она возражала, что среди выступавших и приглашенных не было общественных организаций. Но что это за общественные организации, выступления от которых состоят из славословий власти? По крайней мере, мы получили заверения В.И.Матвиенко, что наши предложения будут рассмотрены и учтены. Но можно ли забыть, что только вмешательство Европейского суда сдвинуло проблему недееспособности с мертвой точки?

Нельзя не отметить, что заседанию предшествовало впечатляющее представление пьески Алексея Ремизова «Масленница» в исполнении большой группы самодеятельных актеров с болезнью Дауна («Театр Простодушных», постановка Игоря Неупокоева) и выставки картин душевнобольных, организованных президентом «Клуба психиатров» зам. гл.врача ГКПБ № 1 им. Н.А.Алексеева Аркадием Липовичем Шмиловичем, в рамках проходящего 25.11 – 7.12.2012 грандиозного Второго московского фестиваля творчества людей с особенностями психического развития «Нить Ариадны».

Ю.С.Савенко

Конвенция о правах инвалидов в отношении взрослых, имеющих нарушения психического здоровья

Д.Г.Бартенев, Л.Н.Виноградова, Р.П.Дименштейн, Ю.С.Савенко

Прошло полгода, как в России вступила в силу Конвенция о правах инвалидов. Конвенция содержит ряд положений, которые требуют коренного изменения или отмены существующих законов, постановлений и шаблонной практики, которые являются дискриминационными по отношению к инвалидам. Утвержденная Правительством РФ программа «Доступная среда на 2011-2015 годы» никоим образом не учитывает специальные потребности и унизительное положение людей с психическими расстройствами и не может рассматриваться как достаточная мера для реализации Конвенции о правах инвалидов. Российский институт недееспособности противоречит Конвенции, поскольку допускает полное лишение инвалидов самостоятельности. С точки зрения Конвенции любое ограничение (но не лишение) дееспособности должно быть крайней мерой, допустимой лишь в определенных сферах.

В этой связи нуждается в серьезной доработке законопроект, внесенный на рассмотрение в Государственную Думу относительно поправок в проект Гражданского кодекса РФ. Предложенный в нем подход (введение ограниченной дееспособности) является упрощенным и не соответствует требованиям Конвенции о правах инвалидов. Необходима комплексная реформа и введение новых институтов для предоставления инвалидам поддержки в реализации дееспособности.

Предлагаем в рассматриваемых поправках в УК РФ изменить формулировку «может понимать значение своих действий и руководить ими лишь при помощи других лиц» на «не может в полной мере понимать значение своих действий и руководить ими», поскольку первая формулировка относится к людям с интеллектуальной недостаточностью и не распространяется на психически больных с бредовыми расстройствами. Пункт 2 ст. 30 предлагаем в следующей редакции:

«Гражданин, который вследствие психического расстройства не может в полной мере понимать значение своих действий или руководить ими и (или) периодически утрачивает способность понимать значение своих действий или руководить ими, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство»

Без указанного дополнения институт ограниченной дееспособности не применим к целой категории граждан, у которых вследствие психического расстройства способность контролировать свое поведение утрачивается периодически. Такое состояние является типичным для многих категорий лиц, страдающих психическими заболеваниями.

Необходимо пересмотреть политику сегрегации инвалидов в специализированных учреждениях социальной защиты – психоневрологических интернатах. Конвенция требует того, чтобы «инвалиды имели возможность выбирать наравне с другими людьми свое место жительства и то, где и с кем проживать, и не были обязаны проживать в каких-то определенных жилищных условиях» (ст. 19). Существование таких учреждений является прямым нарушением Конвенции, что требует от государства принятия политического решения: постепенно расформировывая интернаты, обеспечить необходимую поддержку инвалидам для проживания дома или в небольших социальных домах семейного типа. Современное общество не может изолировать людей только потому, что это является удобным или дешевым способом социальной поддержки. Существует положительный пример предоставления поддержки одиноким недееспособным инвалидам по месту жительства в Архангельске. Многие негосударственные организации готовы взять на себя поддержку инвалидов, в том числе самых тяжелых, что требует от государства признания ценности и поддержки такой деятельности за счет изменения системы финансирования социальных услуг.

Поддержка негосударственных организаций является также необходимым условием и для достижения реабилитации, в том числе возможности реализации людьми с психическими расстройствами права на труд. В настоящее время система лечебно-трудовых мастерских для людей с тяжелой инвалидностью практически разрушена. Необходимо создание условий для профессиональной реабилитации людей с психическими расстройствами в обычных условиях трудоустройства.

Без помощи общественных организаций и гражданского общества Конвенция не может быть реализована.

Современное унизительное положение инвалидов с психическими расстройствами не только негуманно и бросает тень на наше государственное устройство и его приоритеты, оно вызывает возмущение многочисленных родственников и знакомых этих людей. Не стоит забывать, что динамитом культурной революции 1968 г., в результате которой де Голль вынужден был уйти в отставку, были молодежь и люди с психическими расстройствами.

наверх >>>