О невыполнении закона о психиатрической помощи и о тревожных тенденциях в отечественной судебной психиатрии

Открытое письмо НПА России во Всемирную Психиатрическую ассоциацию

Всем хорошо памятно беспрецедентное по масштабам в истории психиатрии использование психиатрии в политических целях в Советском Союзе, длившееся более 20 лет в 60-80-х годах. Это стало основанием для решения об исключении советской психиатрии из ВПА. Впоследствии было сформулировано пять условий возвращения Всесоюзного общества психиатров в ВПА:

  • — признать злоупотребления;
  • — реабилитировать пострадавших;
  • — сменить руководство психиатрии;
  • — принять закон о психиатрической помощи;
  • — принимать инспекции ВПА.

Эти условия формально были выполнены.

Настоящее обращение в ВПА связано с двумя обстоятельствами.

Во-первых, неисполнением более 20 лет с момента принятия закона о психиатрической помощи (1992) одной из его фундаментальных статей (ст. 38: «государством создается независимая от органов здравоохранения службу защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах»), которая является гарантией исполнения закона для всех стационарных пациентов. Вопреки активным усилиям обоих профессиональных обществ, пациентских и общественных организаций, вопреки активной поддержке Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, вопреки тому, что мы за эти годы, обойдя множество препятствий, разработали конкретный пилотный проект для трех регионов, что на обращение об этом съезда всех психиатров России Уполномоченный получил положительную резолюцию Президента Путина еще в 2005 году, это дело не сдвинулось с места. После нашего обращения в Прокуратуру в 2011 г. началась имитация активности на низовом уровне с нуля и откровенно бесконечная волокита, уже бессмысленно поглотившая массу времени и сил.

Второе обстоятельство, заставившее нас обратиться с этим открытым письмом, это воскрешение в конкретном случае участника оппозиционного митинга на Болотной площади в Москве в мае 2012 г. Михаила Косенко советской практики использования психиатрии в политических целях. За этим стоят механизмы, давно отлаженные на массовых имущественных делах, монополизация судебной психиатрии в Государственном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского, в главное – уничтожение нарождавшейся в начале 90-х годов состязательной экспертизы. В судах действует негласная установка: государственные эксперты всегда правы, а специалисты не вправе оценивать и критиковать государственных экспертов. Самые грубые профессиональные нелепости, представляющие явное манипулирование профессиональными знаниями, подробно разъясняемые судам, не принимаются в счет.

В случае М.Косенко в обоснование своей позиции эксперты настаивали, что шизотипическое расстройство все равно шизофрения, что Косенко опасен на основании исключительно вмененной ему вины, которая осталась недоказанной, что человек, добровольно аккуратно принимавший амбулаторно легкую поддерживающую терапию подлежит недобровольному стационарному лечению, вопреки высокому риску обострения заболевания в условиях закрытого стационара для принудительного лечения.

НПА России просит направить инспекционную комиссию для исследования целого ряда дел, которые публиковались в Вестнике нашей Ассоциации – Независимом психиатрическом журнале, а на первых порах – выразить официальную озабоченность содержанием нашего письма.

Без солидарной международной поддержки коллег, объединенных в ВПА, решить эти проблемы невозможно, а они определяют вектор дальнейшего развития психиатрии в нашей стране.

Президент НПА России Ю.С.Савенко