Недееспособность – поражение в гражданских правах?

О проверке комиссией НПА жалобы Л.Ю. Дружининой на нарушение ее гражданских прав руководством психиатрической больницы

Cпециалисты НПА России, члены Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации врачи-психиатры Юрий Сергеевич Савенко и Наталья Васильевна Спиридонова и медицинский психолог Любовь Николаевна Виноградова в рамках командировки 23-25 октября 2008 г. посетили Санкт-Петербургскую психиатрическую больницу № 3 им. И.И.Скворцова-Степанова, где освидетельствовали больную Л.Ю.Дружинину, признанную недееспособной и находящуюся там на принудительном лечении.

Непосредственным поводом для поездки послужила жалоба Дружининой Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации на незаконное, по ее мнению, помещение в психиатрическую больницу и перспективу перевода в психоневрологический интернат, а также на запрет посещений ее адвокатом, который оказывает ей бесплатную юридическую помощь по поручению Санкт-Петербургской правозащитной организации «Гражданский контроль».

После изучения медицинских документов, бесед с руководством клиники – главным врачом и его заместителем по экспертной работе, встречи с адвокатом, представляющим интересы Дружининой, комиссия НПА констатировала следующее.

Л.Ю. Дружинина действительно была госпитализирована в психиатрическую больницу без ее согласия, т.к. в момент госпитализации она была в состоянии обострения психического заболевания и существовала реальная опасность нанесения ею вреда как себе самой, так и окружающим. На следующий день после госпитализации Дружинина была освидетельствована врачебной комиссией, которая констатировала необходимость срочного лечения и направила ходатайство в суд о разрешении на недобровольную госпитализацию. Спустя несколько дней выяснилось, что еще четыре года назад Л.Ю. Дружинина была в судебном порядке признана недееспособной, а также, что она имеет опекуна – ее родного брата. Брат больной дал согласие на госпитализацию, а через несколько дней отказался от опекунских обязанностей, в силу чего они были временно возложены на руководство больницы. Таким образом, в той части жалобы, в которой говорится о незаконной госпитализации, неадекватно излагается ситуация, поскольку госпитализация была проведена в соответствии с медицинскими показаниями и юридическими нормами.

Правомерной является жалоба на отказ во встречах с адвокатом, представляющим ее интересы. Обоснование отказа тем обстоятельством, что пациентка не в состоянии понимать значение своих действий и принимать какие-либо правовые решения не является правильным, поскольку противоречит законодательным нормам. Согласно ч. 2 ст. 37 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», «Все пациенты, находящиеся на лечении или обследовании в психиатрическом стационаре, вправе встречаться с адвокатом … наедине». Это право, в отличие от некоторых других прав пациентов психиатрических стационаров (п. 3 ст. 37), не может быть ограничено «по рекомендации лечащего врача заведующим отделением или главным врачом в интересах здоровья или безопасности пациентов, а также в интересах здоровья или безопасности других лиц». Закон о психиатрической помощи предписывает администрации больницы «выполнять функции законного представителя в отношении пациентов, признанных в установленном законом порядке недееспособными, но не имеющими такого представителя», однако выполнение этих обязанностей должно способствовать «осуществлению прав пациентов», предусмотренных законом, а не ограничению их. С точки зрения комиссии НПА недопущение адвоката Д.И.Баруздина к больной Л.Ю.Дружининой нарушает российское законодательство. В соответствии с нормой закона администрация больницы должна была предупредить адвоката Д.И.Баруздина о том, что Л.Ю.Дружинина по своему психическому состоянию не может адекватно оценивать ситуацию и принимать решения, имеющие какие-то правовые последствия, однако не препятствовать их встречам. В отсутствии службы защиты прав пациентов адвокат мог бы разъяснить Л.Ю.Дружининой ее права и служить посредником между ней и администрацией больницы, которой она не доверяет. Однако для этого необходим контакт между адвокатом и больницей. А больница настроена к Д.И.Баруздину резко отрицательно, считая, что он «отрабатывает гранты» и оказывает деструктивное влияние на Л.Ю.Дружинину. Администрация больницы утверждает, что Л.Ю.Дружининой была организована двухчасовая консультация с юристом больницы, который разъяснил ей ее права и ответил на ее вопросы. Однако сама Л.Ю.Дружинина о такой встрече не просила и отрицает ее. Таким образом, руководством больницы было нарушено право Л.Ю.Дружининой на беспрепятственные встречи со своим адвокатом.

Проведенная проверка вновь подтвердила необходимость особого внимания к соблюдению прав граждан, признанных недееспособными, как самой бесправной и уязвимой категории населения.

Органы государственной власти часто относятся к ним как к неодушевленным предметам, и, как следствие, нарушение их прав происходит постоянно. Игнорируются их мнения при выборе опекуна. Известно немало случаев, когда опекунами назначаются люди, включенные в бредовую систему этих больных, что является неприемлемым с клинической и с правовой точки зрения.

В случаях, когда судебно-психиатрическая экспертиза пришла к выводу, что лицо «не понимает значения своих действий и не может руководить ими», человека, как правило, не приглашают на судебное заседание, решение о признании его недееспособным выносится в его отсутствие, тем самым практически полностью лишая человека возможности оспорить решение суда в установленном законом порядке. Информации не было, сроки прошли, прецеденты восстановления сроков обжалования единичны. В случае улучшения здоровья восстановление дееспособности – проблема почти неразрешимая: самостоятельно обратиться в суд они не могут и практически остаются заложниками своих опекунов, их желания и возможности тратить на это время, а зачастую и просто их человеческой порядочности.

Комиссия НПА, отметив нарушение права Л.Ю.Дружининой на встречи с ее адвокатом, считает, что для того, чтобы права граждан, признанных недееспособными, соблюдались в полном объеме, необходимо:

  • приведение российского законодательства в соответствие с международными нормами в отношении данной категории граждан;
  • изменение правоприменительной практики, приведение ее в строгое соответствие с действующим законодательством;
  • срочное введение предусмотренной законом о психиатрической помощи службы защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах, т.к. представитель такой службы является наиболее естественным и эффективным посредником между недееспособными гражданами и администрацией больницы и всеми другими инстанциями;
  • постоянный контроль со стороны Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и региональных Уполномоченных по правам человека, а также неправительственных правозащитных организаций, работающих в области психиатрии, за соблюдением прав граждан, признанных недееспособными.

Елена Фетисова

наверх >>>