Мы и «они»

Немногим дано принять тех, кто по разным причинам живет иначе, чем мы сами. Но «они» — непохожие на нас – такие же люди, со своими бедами и заботами, и точно так же нуждаются в понимании.

Александра Царько поначалу ничем не отличалась от других малышей. Но уже с раннего детства ей не нравилось быть девочкой: она не любила кукол, красивых платьев, хотела играть только с мальчишками, любила наряжаться в вещи умершего брата. Родители пытались бороться с таким странным поведением дочери, но потом решили — «пройдет с возрастом».

В школу девочка пошла с 6 лет. В младших классах отношения с одноклассниками были нормальными, хотя Саша по-прежнему сторонилась сверстниц, любила играть с мальчиками, да и сама вела себя как мальчишка. Шло время, и странности девочки становились заметнее. Одноклассники инстинктивно чувствовали, что она «другая», не такая как все. К тому же, семья Саши была малообеспеченной, девочка ходила в обносках, и постепенно Царько стала изгоем. Над ней не только издевались — даже избивали. Дома тоже не было ни сочувствия, ни защиты: « все дети как дети, а ты…».

После окончания школы Александра заочно училась в Государственном университете сервиса, получила диплом инженера-технолога, но по специальности не работала. Сменила несколько профессий. Половая жизнь началась с 20 лет, но отношения с мужчинами не удовлетворяли. По словам Александры, она «пыталась адаптироваться и жить, как природа сделала». Стараясь «быть как все», в 24 года Царько вышла замуж: хотела уйти от опостылевших родителей, да и жених был ей симпатичен. Девушка надеялась, что сможет приспособиться к семейной жизни. Она честно предупредила будущего мужа о своих проблемах в сексуальной сфере, но он пропустил это мимо ушей. Молодые прожили только год, семейная жизнь не складывалась: вновь возникла сексуальная несовместимость, к тому же Царько не хотела заниматься бытом, домашним хозяйством. У Александры началась депрессия, она стала плаксивой и раздражительной. Сама обратилась за помощью в ПНД и месяц лечилась в отделении неврозов с диагнозом циклотимия. В 2006 г. Царько окончательно приняла решение о смене пола и сказала об этом мужу. Супруги развелись. Однако вскоре выяснилось, что Александра беременна, аборт делать уже поздно, и ей оставалось одно – рожать. Узнав об этом, бывший муж вернулся к Царько, и после длительных, трудных родов она родила девочку. Семья надеялась, что материнство позволит Александре почувствовать себя женщиной, но молодая мать при всей любви к ребенку именно «материнских» чувств к нему не испытывала. И все вернулось на круги свои: через год Александра ушла из семьи с твердым намерением изменить пол, а дочь оставила с мужем. Поначалу она встречалась с девочкой, но затем муж пресек эти свидания: «Пусть она тебя забудет как мать, а потом будешь представляться каким-нибудь родственником-мужчиной». На том и порешили.

В январе 2010г. Царько сделала серию операций по смене пола, и жизнь для нее тотчас изменилась: улучшилось настроение, появилось много новых друзей. А в марте Александра узнала, что бывший муж обратился в суд с заявлением о лишении ее родительских прав.

По рекомендации адвоката Александра обратилась в НПА с вопросами: является ли транссексуализм причиной, из-за которой биологический родитель, сменивший женский пол на мужской, не может воспитывать ребенка; повредит ли ребенку общение с этим родителем?

По мнению экспертов НПА, личностные характеристики транссексуалов — мировоззрение, жизненные ценности, морально-этические качества — формируются так же, как у остальных людей. Поэтому сам по себе транссексуализм и смена пола биологического родителя не являются препятствием для воспитания ребенка. Общение с таким родителем не может отрицательно повлиять на его психическое развитие. К тому же, в Семейном кодексе РФ нет упоминания о диагнозе «транссексуализм, ядерный тип», как о причине лишения родительских прав. А, стало быть, никаких оснований для отстранения А. Царько от воспитания дочери не существует. Суд отказал бывшему мужу Царько в удовлетворении иска, родительские права Александры (теперь уже Александра) не нарушены.

По закону А.Царько имеет полное право воспитывать дочь, но не все можно уложить в прокрустово ложе сухих параграфов и правил. Родители девочки обязаны найти компромисс и не вовлекать ребенка в свои непростые взрослые проблемы. Чтобы не искалечить еще одну жизнь и судьбу.

наверх >>>