Каковы приоритеты российской психиатрии сегодня?

Такова тема состоявшегося 19-20 мая в Центральном доме журналиста XII съезда общероссийской общественной организации «Независимая психиатрическая ассоциация России». Члены НПА, психиатры из 27 регионов страны собрались в Москве, чтобы обсудить наиболее актуальные проблемы психиатрической науки и практики, подвести итоги работы Ассоциации за последние три года, определить приоритеты на ближайшее время и, наконец, попытаться сообща найти ответ на сакраментальный вопрос: что делать?

Все знают, что государство приняло федеральную целевую программу развития психиатрической службы на 2007-2011 годы и выделило на это 80 млрд. руб., однако обсуждение на съезде показало, что никто не может внятно сформулировать, в чем суть реформы, что конкретно предполагается сделать для повышения качества обслуживания пациентов, приближения психиатрической помощи к населению и т.п. Те, кто должен осуществлять реформу, больше знают о ней из средств массовой информации, чем из обсуждений в профессиональном кругу. В результате, никто не противостоит запугиванию населения предстоящим чуть ли не 50% сокращением коек, закрытием психиатрических больниц, выписыванием опасных душевнобольных преступников. Врачи-психиатры знают лишь о расширении вне-стацинарных форм помощи и переходе на бригадные методы обслуживания пациентов. Между тем, никакой программы улучшения амбулаторной психиатрической помощи не существует, подготовленных специалистов психологов, социальных работников, юристов, медсестер с высшим образованием как не было, так и нет, да и как можно расширить амбулаторную помощь, если народ не доверяет психиатрам и добровольно лечиться в диспансеры не идет? Правительство же не только не проработало этот вопрос, не обсудив его с профессионалами и потребителями, но и обезглавило руководящие и координирующие структуры, упразднив должность главного психиатра Минздрава РФ. Вместо главного психиатра появился никому непонятный «внештатный психиатр-эксперт», который ни за что не отвечает. В результате, из списка бесплатных лекарств исключены столь необходимые тяжело больным пролонги, исчез циклодол, без которого лечение нейролептиками приравнивается к пыткам, расформирование больниц и передача коек в отдаленные населенные пункты привела к тому, что появились отделения, где только один врач-психиатр и, соответственно, невозможны никакие действия, требующие комиссионного решения, главные врачи задыхаются от несогласованности и неразберихи с поступающими указаниями, бюрократии и т.п.

Особую озабоченность вызывают вопиющее падение уровня судебно-психиатрических экспертиз, уничтожение независимой психиатрической экспертизы и полная монополизация судебной психиатрии Государственным Центром им. Сербского.

Ответ на вопрос: « Возможно ли восстановление в России карательной психиатрии?» — оказался неутешительным: «Отмашка еще не дана, но все готово, квартирные дела легко перейдут в политические в силу возможности произвольного толкования статей закона об экстремистской деятельности и разжигании розни». Отказ экспертов отвечать на вопросы суда в рамках амбулаторной экспертизы и направление на месяц в стационар уже используется как средство устрашения и дискредитации недовольных.

Другой тревожный вывод съезда НПА: в стране отсутствует реальная политика психического здоровья. Если судьбу психиатрии и психического здоровья будут и дальше определять чиновники, а не профессиональное сообщество и сами пациенты и их родственники, катастрофа неминуема.

Съезд решил добиваться восстановления института федерального главного психиатра и субспециальности детского психиатра, а также скорейшей реализации статьи 38 закона о психиатрической помощи о создании Службы защиты прав пациентов, неисполняемой уже 14 лет, несмотря на распоряжение Президента РФ более года назад. Решено добиться введения в законодательство института независимой психиатрической экспертизы и включения в декоративный пока Общественный совет по психическому здоровью при Минздравсоцразвития России представителей НПА России и других заинтересованных специалистов с тем, чтобы превратить его в площадку для обсуждения реформы психиатрической службы и выработки соответствующих рекомендаций.

Необходимо сильное независимое авторитетное профессиональное сообщество в качестве партнера и эксперта, а не простого исполнителя политики психического здоровья. Сотрудничество двух российских психиатрических обществ является необходимым условием достижения этой цели.

Но самое главное – не опускать руки, проявлять гражданскую позицию и активность каждому работнику психиатрической службы на своем рабочем месте, в пределах своей компетенции. Оптимизм внушает тот факт, что в эпохи кризисов повышается влияние персонального фактора. И маленький мышонок может повернуть стрелку на путях и направить поезд в другом направлении.

Л.Н.Виноградова