Исправленному верить

Российское законодательство достаточно чётко определяет в каких случаях и каким образом гражданин признаётся недееспособным. К сожалению, гораздо менее внятно описываются условия, при которых становится возможной процедура восстановления дееспособности. Из-за этой неопределённости у тех, кто стремится вернуться к нормальной, полноценной жизни, возникает немало проблем.

Роман Каюмов рос болезненным и замкнутым ребёнком, других детей сторонился, не участвовал в их играх и развлечениях. С первого по пятый класс мальчик учился в санаторно-лесной школе, по окончании 8 классов и лицея поступил в МЭИ. Однажды на Романа напали хулиганы, он получил сильный удар по голове. Этот инцидент надломил юношу: Каюмов стал подозрительным, тревожно-мнительным, перестал следить за собой внешностью, проявлял немотивированную агрессию по отношению к родителям. По инициативе отца Роман был консультирован психиатром и направлен в психиатрическую больницу. Врачи установили органическое заболевание центральной нервной системы сложного генеза с аффективными расстройствами и психотическим эпизодом. Каюмов состоял на динамическом наблюдении в ПНД, неоднократно лечился в больнице, но состояние его продолжало ухудшаться. Вскоре первоначальный диагноз был изменен на приступообразно-прогредиентную шизофрению, Роман получил инвалидность второй группы.

Молодой человек жил один в двухкомнатной квартире, по-прежнему не следил за собой, не мылся месяцами, не занимался домашними делами. Все попытки родителей повлиять на сына вызывали неадекватную реакцию: Роман даже угрожал матери убийством. Он периодически лечился в ПБ, получив новый диагноз – шизофрения параноидная непрерывная с нарастающим дефектом. В конце концов отец Каюмова в 2004 г. обратился в суд с заявлением о признании сына недееспособным, год спустя соответствующее решение было принято. Опекуном Романа назначили отца. Другие родственники Романа – мать, старший брат и его семья – хотели направить молодого человека в специализированный интернат, но отец не позволил. Он стал ухаживать за сыном: жил вместе с ним, готовил еду, обстирывал, следил за поведением и лечением. Три года Каюмов-старший боролся за сына, можно лишь догадываться, сколько душевных сил и здоровья ему это стоило. Постепенно отцовская забота и лечебная терапия принесли плоды: состояние молодого человека значительно улучшилось.

В 2008 г. Каюмов-старший вновь обратился в суд, на сей раз он ходатайствовал о признании сына дееспособным. Но с этим не согласилась экспертная комиссия, полагавшая, что психическое расстройство Романа Каюмова лишает его способности понимать значение своих действий и руководить ими. Тем не менее, с 2008 г. Р. Каюмов в стационаре не лечился, его состояние остается относительно ровным. Он по-прежнему проживает с отцом в его квартире, и это очень раздражает старшего брата Романа – Руслана, который рассчитывает получить эту жилплощадь в наследство от отца. К слову, отец уже подарил Руслану и его семье три (!) квартиры, в том числе и ту, которую предполагал передать Роману ещё до обострения его психического состояния. Тем не менее, Руслан спешит присоединить к своим «владениям» и эту недвижимость, зная, что Каюмов-старший серьёзно болен. Больной отец обеспокоен, что после его смерти старший сын займёт квартиру, а недееспособного Романа сдаст в интернат – с глаз долой, из сердца вон. Поэтому для него так важно как можно быстрее подтвердить дееспособность Романа, чтобы сделать его полноправным наследником.

Каюмовы обратились в НПА за экспертным заключением. Изучив ситуацию, специалисты НПА констатировали, что за последние три года состояние Романа улучшилось. В стационаре он не лечился с 2008 г., находится на диспансерном наблюдении в ПНД, регулярно приходит на прием к участковому психиатру, получает поддерживающую терапию. Отношения молодого человека с отцом нормализовались, они совместно ведут домашнее хозяйство. Роман полностью себя обслуживает, поддерживает порядок в своей комнате, ходит в магазин за покупками и оплачивает коммунальные услуги. К тому же Р. Каюмов финансово независим: он самостоятельно зарабатывает на жизнь, покупая и перепродавая компьютеры. Свой заработок и пенсию по инвалидности хранит на личном счёте в банке, расходуя деньги по своему усмотрению, и, по мнению отца, Роман весьма разумен в тратах. Сам молодой человек твёрдо намерен подтвердить свою дееспособность, зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя и продолжать свой маленький бизнес. У него только одно желание – «жить как все».

Комиссия НПА пришла к выводу, что Р. Каюмов страдает хроническим психическим заболеванием в форме параноидной шизофрении с выраженными изменениями личности по эндогенному типу. Однако в последние три года происходит медикаментозная ремиссия заболевания. Учитывая это, эксперты рекомендовали отцу Романа повторно обратиться в суд с заявлением о признании своего сына дееспособным.

Восстановление статуса дееспособности – процесс длительный и непростой. Слишком много нюансов возникает в каждом конкретном случае и потому бывает очень непросто принять единственно верное решение. Но нужно помнить, что от этого решения зависит судьба человека. И слишком высокой может стать цена врачебной ошибки…

Дмитрий Казеннов

наверх >>>