И вновь использование психиатрии в немедицинских целях

Корпоративная солидарность на службе у недобросовестных докторов

Татьяне Борисовне Сапрыкиной не повезло с лечащим врачом в Центральной районной больнице г. Ельня (Смоленская область), где она проходила лечение по поводу абсцесса. О его грубости и профессиональной некомпетентности рассказывали многие, но Татьяна Борисовна думала, что это пустые домыслы. Мало ли кому что не понравится? Все-таки хирургическое отделение – это не санаторий. И однажды она решила обсудить со своим доктором детали лечения, попросить кое-что изменить или, по крайне мере, объяснить ей, почему он выбрал именно такой вид лечения.

Простой вопрос Татьяны Борисовны вызвал крайнее раздражение доктора, он решил, что кто-то подвергает сомнению его профессиональную компетентность, стал кричать, что он сам решает, кого как лечить и не обязан ни перед кем отчитываться. Обескураженная Татьяна Борисовна хотела уже уйти в свою палату, но «разъяренный доктор» сам «затолкал» ее туда и «бросил поперек койки». Она ударилась головой о стену, почувствовала боль и головокружение. Просила оказать ей помощь в больнице, но получила отказ.

В тот же день Татьяна Борисовна самостоятельно обратилась к судебно-медицинскому эксперту и к травматологу поликлиники, которые составили акт о зафиксированных телесных повреждениях. Вернувшись в отделение, она пожаловалась на действия доктора главному врачу и сказала, что будет обращаться в суд.

На следующий день к ней был вызван врач-психиатр, который без ее согласия освидетельствовал ее и направил в областную психиатрическую больницу в недобровольном порядке, ссылаясь на ее опасность для себя и окружающих. Утром следующего дня, после проведения комиссионного освидетельствования, Татьяна Борисовна была выписана из психиатрической больницы, однако врачи не стали подвергать сомнению информацию, полученную из соматической больницы. Несмотря на то, что никакой психопатологической симптоматики они не обнаружили, они написали буквально следующее: «учитывая вышеизложенное, можно думать, что пациентка перенесла острое психотическое расстройство, неуточненное, ассоциированное со стрессом. В настоящее время показаний для принудительной госпитализации нет. Может быть выписана». Что же это за психотическое расстройство такое, которое длится всего несколько часов и проходит бесследно? На этот вопрос Татьяне Борисовне, вероятно, собирается ответить психиатр Беленькая, которая, встретив Татьяну Борисовну на улице, выказала крайнее удивление тем, что ее так быстро выписали, и сообщила, что она уже взяла ее «на учет». «Приходите ко мне завтра, нужно Вас обследовать!».

Татьяна Борисовна проживает в маленьком городе, где все друг друга знают и так или иначе связаны между собой. Она долгое время работала учителем младших классов, всегда учила детей честности и справедливости. Своих детей у нее нет, муж умер, и она проживает одна. Любит чистоту и порядок, всегда пользовалась уважением родственников и соседей.

Татьяна Борисовна подала заявление в мировой суд на врача, нанесшего ей побои. Надеялась на восстановление справедливости. Однако свидетели уже отказались выступать в суде, ссылаясь на то, что им еще предстоит обращаться в эту единственную в городе больницу, а ответчики предупредили, что направят Татьяну Борисовну на судебно-психиатрическую экспертизу. В связи с этим Татьяна Борисовна по совету своего представителя обратилась за помощью в Независимую психиатрическую ассоциацию России.

При обследовании в НПА вела себя адекватно ситуации. Была контактна, доброжелательна, на вопросы отвечала подробно и обстоятельно, заметно волновалась при изложении подробностей конфликта, демонстрировала эмоциональную лабильность. В то же время было понятно, что память и интеллект Татьяны Борисовны соответствуют ее возрасту,

полученному образованию и образу жизни, критические способности полностью сохранены. Татьяна Борисовна очень огорчена случившимся и хотела бы наказать обидчика, тем более что он доктор, и его эмоциональная неустойчивость и распущенность негативно отражается на здоровье пациентов. Как стало известно, Татьяна Борисовна – не первая. У данного доктора это уже третий случай за последние несколько лет, но больница прикрывает своего сотрудника, поскольку нуждается в кадрах, и не стесняется при этом прибегать к помощи психиатров. А последние позволяют себя использовать в таком качестве. В результате, Татьяна Борисовна уже сожалеет о том, что стала отставить свои права в ЦРБ. Она сомневается в успехе судебного разбирательства, а судиться ради того, чтобы судиться – это не для нее.

Заключение комиссии НПА было сформулировано следующим образом: «Сапрыкина Т.Б. психических расстройств не обнаруживает. Имеющиеся в настоящее особенности психики в виде эмоциональной лабильности и легких когнитивных нарушений соответствуют возрастной норме и являются вариантом реакции личности на фрустрирующую ситуацию. В динамическом наблюдении и недобровольном лечении у психиатра не нуждается. Сапрыкина Т.Б. понимает значение своих действий и может руководить ими, правильно понимает обстоятельства судебного дела, может давать показания в суде».

Специалисты НПА надеются, что местные психиатры не станут использовать психиатрию против одинокой пожилой женщины, и готовы защищать ее интересы в суде против недобросовестного доктора. Психиатры не должны помогать таким «врачам» уйти от ответственности. Это ложно понятая корпоративная солидарность.

Л.В.

Все имена собственные изменены.

наверх >>>