Ещё один «квартирный вопрос»

В НПА пришла молодая женщина, Елена Разина. Она – дочь алкоголиков, с детства жила в интернате. Её заветной мечтой было завести семью и иметь собственный дом. Когда Елене исполнилось 18, она покинула интернат, получила от государства комнату в «коммуналке», вышла замуж. Но счастье было недолгим…

Родители Елены воспитанием дочери не занимались: отец и мать – хронические алкоголики, лишенные родительских прав. В «наследство» девочке досталась тяжёлая болезнь – олигофрения в степени дебильности. 11 лет Разина жила в интернате, училась во вспомогательной школе. Она тепло относилась к педагогам и подругам, но всё-таки стремилась вырваться за стены интерната, жить своей жизнью. Достигнув совершеннолетия, Елена переехала в собственную комнату, предоставленную ей государством как ребёнку-сироте. Соседка поначалу была сама любезность: всегда помогала Разиной, заботилась о ней. Потом в жизни Елены появился Евгений. Казалось, всё складывалось как нельзя лучше. Но семейная жизнь не задалась: муж всё чаще прикладывался к бутылке, а затем сорвалась и сама Елена. И начались конфликты с соседкой: ссоры, скандалы. Из-за неумеренного потребления алкоголя болезнь Разиной прогрессировала.

В 2000 году она потеряла и мужа, и комнату. Как это произошло, помнит смутно. По словам Елены, соседка привела к ней незнакомых мужчин, которые угрозами заставили ее подписать некие бумаги, потом – возили к нотариусу заверять документы об отказе от комнаты. В результате Разина оказалась в Тверской области – одна, без документов и крыши над головой. Не сбылись мечты и надежды больной девочки-сироты.

Пять лет Разина была бомжем, жила, где придётся, питалась, чем попало. В 2005 году оказалась в больнице: перенесла острое нарушение мозгового кровообращения. Добрые люди, узнав историю Елены, пристроили ее в московский Центр социальной адаптации. Здесь ей восстановили паспорт, оформили инвалидность по неврологическому заболеванию, с 2008 года она живет в пансионате для инвалидов войны и труда «Турист».

Придя в себя, Елена решила начать всё сначала – вернуть потерянную комнату и вновь обустроить свою жизнь. Но это оказалось непросто: предварительное следствие по делу о незаконном завладении комнатой было приостановлено «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого по уголовному делу». Проще говоря, от проблем несчастной больной женщины следователь отмахнулся: мол, есть дела поважнее. После обращения в «соответствующие инстанции» вмешалась прокуратура Северо-Восточного административного округа Москвы, потребовавшая незамедлительно возобновить дело и принять все необходимые меры для установления истины.

Елена Разина пришла в НПА, чтобы получить заключение специалистов о своём психическом состоянии: необходимо доказать, что мошенники воспользовались ее болезненным состоянием, чтобы завладеть жилплощадью. Обследование выявило у Елены выраженное интеллектуально-мнестическое снижение смешанного генеза (олигофрения в степени дебильности, инфаркт мозга). Результаты освидетельствования позволяют утверждать, что в 2000 году, когда совершалась сделка с жилплощадью, Разина не понимала значения совершаемых ею юридических действий. Для окончательного решения этого вопроса необходимо провести судебную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.

Специалисты НПА взяли дело Разиной под свой контроль и сделают всё от них зависящее, чтобы помочь ей вернуть комнату и адаптироваться к новым условиям жизни.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>