Дело Андрея Сычёва, мнение психиатра

19 марта российский канал ТВ начал новостную программу с сенсации: протрясшее всю страну дело рядового Сычева, которому в результате дедовщины ампутировали ноги и половые органы, связано вовсе не с дедовщиной! Основание – заявление самого Сычева. Даже у озвучивавшего эту новость генерала А.Маслова выражение лица выглядело по нашей терминологии псевдодементным. Ведущий держался двойственно: громко недоумевал, перечисляя нелепицы, но тут же ввернул собственную, манипулятивную – "теперь Сычеву нечего бояться". Между тем, все могли увидеть ввалившуюся в палату к только что пришедшему в себя хрупкому искалеченному пареньку и нависшую над ним гурьбу больших дядь, могли услышать их директивные лобовые вопросы, а в неотретушированном фоне фонограммы – урезонивавшую реплику. И действительно, это спровоцировало внутрижелудочное кровотечение.

Думаю, не только психиатру ясно, что фраза "теперь Сычеву нечего бояться" – формально-рационалистический подход, глубоко чуждый реальности. Отказ от обвинений в насилиях в совершенно очевидных случаях насилия – типовая форма поведения в армии пострадавших и их родственников, а военная прокуратура обычно предпочитает закрывать на это глаза, не проявляет положенной ей инициативы и бездействует. Но в данном случае Главная военная прокуратура, как и в деле Буданова, воспротивилась давлению Министерства обороны.

Перед нами могучее психологическое давление армейской действительности и положения дел в нашем обществе и, в результате, так называемое зависимое поведение. Человек готов на любые самооговоры, хорошо понимает – в силу суженного сознания – чего от него хотят, что предписывается делать в подобных случаях. Это выражение и продолжение пассивно-страдательной виктимной позиции, т.е., позиции жертвы. Это однопорядковая вещь с требованием агентов Г.Грабового матерям Беслана дать расписку: "отказываюсь оживлять своего ребенка", и такое же кощунство.

Характерно объединение двух рецептов: гитлеровского министра пропаганды – "самая наглая ложь – самая эффективная", и сталинского генпрокурора – "признание – царица доказательств". Нас снова хотят заставить уверовать в инквизиторский принцип, играть дальше в кукольном театре, делать вид, что верим любой "лапше", всем довольны, все одобряем, на все согласны.

Ю.С.Савенко

наверх >>>