Цена ошибки

У американского писателя О.Генри есть рассказ «Дороги, которые мы выбираем». Герой вспоминает, как однажды сделал выбор, определивший его судьбу, но так и не понял, правильно ли поступил, как бы сложилась жизнь, избери он иной путь? Каждому из нас приходится принимать непростые решения, и не всегда мы выбираем правильную дорогу. Никто не застрахован от ошибок, и потому так важно дать человеку шанс их исправить.
Недавно специалисты НПА провели судебную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу Андрея Казанцева. Когда-то он тоже сделал неверный выбор…

Андрей вырос в благополучной семье. В школьные годы подрабатывал в клубе на дискотеках, занимался лыжным спортом, тяжелой атлетикой. А вот к знаниям не тянулся: учился, в основном, на «тройки». К тому же, не очень ладил с одноклассниками — часто ссорился, дрался. Из-за неадекватного поведения и слабой успеваемости Андрея направили к детскому психиатру. В 7 классе он остался на второй год, обучаясь по индивидуальной программе, но затем взял себя в руки и учился уже наравне со всеми. В 15 лет Казанцева осудили за кражу на три года условно (ныне судимость погашена).

По окончании 9 класса Казанцев поступил в ПТУ, но учебу вскоре бросил — «не понравилось». Уехал к старшей сестре в Санкт-Петербург, сменил несколько мест работы. А в 17 лет пришлось вернуться под крышу дома своего: подходил срок призыва в армию. Служить Андрей не хотел, вместе с родителями хлопотал об отсрочке. Вот тут он и вспомнил о визите к школьному психиатру: проблемы с психикой – прекрасный повод «откосить» от армии. Тогда Казанцев даже не предполагал, как «аукнется» ему в будущем этот опрометчивый шаг.

Началось хождение по инстанциям: районный психиатр, ПНД, областная психиатрическая больница. Жалоб на самочувствие Казанцев не предъявлял, «контакт свободный, ориентирован во всех сферах правильно. Беседует по существу, на вопросы отвечает адекватно. Психопатологической продукции нет. Суждения легковесные, примитивные. Беспечен. Интеллект невысок. Сон, аппетит достаточные». В июне 1996 г. А. Казанцев всё-таки добился своего: врачебная комиссия диагностирует патохарактерологическое развитие личности на резидуально-органическом фоне (статья 18-б в военном билете). На радостях Андрей пропускает мимо ушей предупреждение врача о том, что освобождение от армии по этому диагнозу может создать ему проблемы в будущем. Главное – призыв обошёл стороной. Через три года Казанцев вновь должен прийти на обследование, но игнорирует врачей: «мавр сделал своё дело…».

Забыв о психиатрах и их диагнозе, Казанцев живёт безоблачной жизнью – переезжает из города в город, меняет профессии, занимается коммерческой деятельностью. Наконец он обустраивается в городе Ч., заводит семью, находит интересную работу. Руководство характеризует Казанцева как исполнительного, инициативного работника, доброжелательного и отзывчивого человека. Не жалеет добрых слов и гражданская жена Андрея: хороший семьянин, непьющий, трудолюбивый, неконфликтный… Портрет вполне благополучного человека, покончившего со своим бурным прошлым. Но злополучная статья 18-б в военном билете Казанцева, подобно мине замедленного действия, взорвала его размеренную жизнь 10 лет спустя.

В августе 2006 г. Андрей обратился в городской ПНД и горвоенкомат: для очередного трудоустройства потребовалось «снять статью». К тому же он собирался получить водительские права, но опять-таки мешала злосчастная отметка в военном билете. В амбулаторном порядке решить вопрос не удалось, и в марте 2007г. Казанцев соглашается на обследование в стационаре ПНД. Судя по медицинской карте, Казанцев на здоровье не жаловался, психических расстройств, агрессивных и суицидальных тенденций не обнаруживал. Тем не менее, ему ставится диагноз: эмоционально неустойчивое расстройство личности с неустойчивой компенсацией на «резидуально органическом фоне». Таким заключением Казанцев недоволен и у него на то веские причины: ведь в его медицинской карте ни разу не описан психический статус больного, психические расстройства клинического уровня, личностные особенности. К тому же, никакого лечения А.Казанцеву не назначалось.

В мае 2009г. Андрей предпринял очередную попытку получить водительские права, но врачебная комиссия непреклонна: диагноз — «эмоционально неустойчивое расстройство личности». В июне Казанцев обратился в суд с исковым заявлением к областному ПНД об оспаривании вердикта комиссии, была назначена комплексная амбулаторная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, которую проводили специалисты НПА.

Исследование выявило у Казанцева некоторое снижение интеллектуально-мнестического уровня (ограничение оперативной памяти, неустойчивость внимания) в сочетании с эмоциональной неустойчивостью и тенденцией к оппозиционности. Но эти личностные особенности А.Казанцева не достигают уровня патологии и не ведут к нарушениям поведения. Поэтому специалисты НПА не согласны с диагнозом, установленным Казанцеву областным ПНД: проведённое исследование не выявило у него психических расстройств, по психическому состоянию у Казанцева нет противопоказаний для управления транспортным средством.

Недавно состоялось очередное судебное заседание. Судья предпочёл проигнорировать результаты экспертизы НПА, заявив, что первоначальный диагноз А.Казанцева не может быть опровергнут амбулаторной экспертизой. Но зачем же тогда судья назначал эту экспертизу? Чтобы специалисты НПА безоговорочно подтвердили ошибочный диагноз ПНД? Адвокат обжалует судебный вердикт, а НПА будет настаивать на том, чтобы с А.Казанцева сняли все незаконные ограничения.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>