Цена непересмотренного диагноза

Сергей был поздним ребёнком неблагополучных родителей. Алкоголик-отец и больная шизофренией мать от него сразу отказались, новорожденного определили в детский дом. Мальчик часто болел, рос раздражительным, нервным. В детдоме Сергей наблюдался у психоневролога и уже в три года получил диагноз, доставивший ему впоследствии массу проблем – «олигофрения в стадии дебильности».

В 1997 г. 10-летнего Сергея по рекомендации ГМПК (медико-педагогической комиссии) переводят в специальный коррекционный детский дом, затем – в интернат, где он занимается в школе для детей с отставанием в развитии. Любознательному пареньку нравилось учиться, он занимался самостоятельно, быстро справляясь с заданиями, и даже просил учителей «загружать» его побольше. Однако неизменно получал отказ: не положено. Приходилось довольствоваться «нормой»…

По словам Сергея, у него не было проблем в отношениях со сверстниками, но пребывание в интернате тяготило: он очень хотел обрести семью, добрых и заботливых родителей. Однажды Сергей случайно услышал разговор: супружеская пара хотела взять ребенка-сироту на воспитание. Мальчик сам подошел к этим людям, познакомился с ними, рассказал о себе. Супругам понравились откровенность и прямота Сергея, и вскоре они стали его попечителями. Мечта юноши сбылась: в 15 лет он наконец-то покинул интернат и стал жить в новой семье. Своих попечителей Сергей считал родителями, называл мамой и папой, искренне их любил.

Вот она – столь желанная самостоятельная жизнь! Сергей с головой погрузился в учёбу: посещал занятия благотворительного фонда «Большая перемена», помогающего детям-сиротам в получении образования, параллельно учился в коррекционной школе, окончив 9 классов. В 2005 г. Веретенников поступил в политехнический колледж, намереваясь овладеть специальностью «станочник». Предварительно Сергей прошел профосмотр в городской поликлинике, побывал на приёме у психиатра, давшего заключение о том, что «на момент осмотра данных за олигофрению нет… В наблюдении психиатра не нуждается». 22 сентября 2005 г. ПНД выдал Веретенникову справку о том, что он не состоит под диспансерным наблюдением. Вскоре Сергей поступил в Московский государственный техникум технологии и права на факультет машиностроения по специальности техник-технолог.

Казалось, все неприятности остались позади, и жизнь складывается благополучно, но судьба готовила Веретенникову новые испытания. В 18 лет Сергей получает военный билет и узнаёт, что признан военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе по статье 14 б. Вот так «аукнулся» диагноз, когда-то поставленный в детдоме трёхлетнему ребёнку! Прекрасно понимая, какие проблемы у него могут возникнуть в будущем из-за злополучной статьи в военном билете, Веретенников категорически не согласился с решением комиссии, оспаривал его в различных инстанциях, но в повторном освидетельствовании ему было отказано.

В конце прошлого года стряслась беда: от тяжёлой болезни умерла приемная мать Сергея. Юноша очень переживал, причём, не только за неё, но и за отца, которого смерть жены потрясла настолько, что он решил поселиться на даче и пожить там в одиночестве. Сергей остался один в квартире родителей. Он полностью себя обслуживает: покупает продукты, готовит, стирает. Ранее приёмный отец передал Веретенникову свой автомобиль, Сергей получил водительские права и уже уверенно чувствует себя за рулём. Часто заезжает к старшей сестре (дочери приемных родителей), помогает ухаживать за маленькой племянницей.

Юноша попытался устроиться на работу в аэропорт, в отдел комплектования бортового питания, но получил отказ: снова злосчастная отметка «14 б» в военном билете! Сергей обратился за помощью в НПА.

Специалисты НПА провели обследование С.Веретенникова и констатировали, что психических нарушений у него не выявлено. Поставленный Сергею в трёхлетнем возрасте диагноз «олигофрения в стадии дебильности» в настоящее время не подтверждается. Когнитивных нарушений и нарушений поведения по органическому типу обследование также не выявило.

НПА сделает всё зависящее, чтобы помочь С.Веретенникову избавиться от диагноза, которым его «заклеймили» в детстве. Это не должно портить молодому человеку жизнь, которая фактически только начинается.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>