«Бойтесь данайцев, дары приносящих»

Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. А самый верный способ оказаться на этом скользком пути – внимать советам некомпетентных «доброжелателей». Об этом теперь хорошо знает Юнис Фархадов, который, пострадав от таких «советчиков», вынужден был обратиться за помощью к специалистам НПА.

Юнис рос в большой дружной семье. Друзья и учителя характеризовали его как открытого, весёлого и доброго парня. После 9 класса Фархадов поступил в юридический колледж на заочное отделение, продолжая обучение в общеобразовательной школе. Представленные учебными заведениями характеристики не скупятся на похвалы: хорошие способности, все задания выполнял добросовестно и в срок, много друзей, в коллективе пользуется уважением… Юнис посещал водительские курсы от военкомата, в декабре 2005 г. получил права, а в следующем году, окончив колледж — диплом юриста.

Одновременно учась в школе, колледже и на водительских курсах, Фархадов почти не отдыхал, даже ел нерегулярно, «на бегу». В подростковом возрасте у него выявили железодефицитную анемию и дефицит веса (при росте 168 см весил всего 47 кг). И хотя Юнис имел ограничения при призыве в армию, его всё-таки призвали в мае 2008 г.

Первые месяцы служба проходила нормально. После обследования у психолога Фархадов получил допуск к караульной службе с ношением оружия. Но вскоре его часть была расформирована, Юниса переведи в другой гарнизон. Здесь солдату пришлось нелегко, в части процветала «дедовщина». Да ещё пришли плохие вести из дома: Фархадов узнал, что его родители хотят развестись. Солдат тяжело переживал, неоднократно просил командира дать отпуск, чтобы уладить разногласия в семье. Отпуск пообещали, но затем отказали без объяснения причин. У Фархадова началась депрессия, и в результате он оказался в психоневрологическом госпитале.

Солдат рассказал врачам о своих проблемах, о желании приехать домой и помирить родителей. «Добрые доктора» предложили Юнису якобы беспроигрышный вариант: вписать в историю болезни разнообразные тревожные симптомы, на основании которых его отправят домой. Фархадов согласился, он даже не догадывался, к чему это может привести. И вот в истории болезни появляются трагические строки: «Рос слабым, болезненным, отставал от сверстников в физическом развитии. В детстве отмечались навязчивый страх темноты, высоты, сноговорение. По характеру сформировался малообщительным, обидчивым, вспыльчивым, капризным» и т.д. и т.п. Невооружённым глазом видны противоречия между этим «скорбным листом» и позитивными характеристиками Фархадова из школы и колледжа. Но Юнису не до того: он согласен на всё, готов написать и подписать любую бумагу, лишь бы скорее попасть домой и помирить родителей.

Солдата направили на стационарное лечение. Военно-врачебная комиссия ставит диагноз (транзиторное расстройство личности по зависимому типу, хронический гастрит, ремиссия), и Фархадова комиссуют из армии.

Юнис не знал о решении комиссии, он счастлив, что ему наконец-то дали трёхнедельный отпуск. А дома солдата ждали хорошие новости: его родители помирились. Все неприятности и проблемы Фархадова развеялись как дым, он хорошо отдохнул, окреп и по окончании отпуска направился в военкомат, чтобы сделать отметку об убытии к месту службы. И каково же было изумление Юниса, когда он узнал о своей демобилизации по статье 18-б (наличие психического расстройства).

Осознав какого «коня» ему подложили «данайцы» военно-врачебной комиссии, Фархадов обратился в суд с иском к военкомату, требуя дезавуировать злополучную статью, из-за которой он теперь не сможет работать по специальности. Юнис даже заявил о готовности немедленно вернуться в свою воинскую часть и дослужить положенный срок. Но разогнавшаяся бюрократическая машина не пожелала дать задний ход.

Фархадову назначают амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу. Комиссия изучила школьные характеристики Юниса, выслушала его историю о том, как он пытался вырваться домой, чтобы спасти брак родителей и… не смогла дать прямого ответа на вопросы суда. Врачи решили перестраховаться, отправив Фархадова на стационарную СПЭ для уточнения диагноза. После нового обследования комиссия экспертов пришла к заключению: Фархадов каким-либо хроническим психическим расстройством или слабоумием не страдает, но… обнаруживает признаки зависимого расстройства личности в стадии компенсации. Очередная перестраховочная оговорка врачей стала поводом для отказа Фархадову в иске к военкомату. Злосчастная статья 18-б осталась в учётных документах Юниса.

Сейчас Фархадов живет с родителями, помогает им по хозяйству, учится заочно на юридическом факультете. Официально нигде не работает, так как из-за «медвежьей услуги» врачей не может устроиться по специальности. Но борьбу Юнис не прекращает: он обратился в НПА с просьбой помочь ему освободиться от навязанного диагноза.

Специалисты НПА провели комиссионное клинико-психопатологическое и экспериментально-психологическое исследование Фархадова. Его итоги позволяют утверждать, что у обследуемого не обнаружено никаких психических расстройств или личностной патологии, характерных для «зависимого расстройства личности». Выяснилось, что заключение стационарной судебно-психиатрической комиссии экспертов, «наградивших» Юниса этим диагнозом, не имеет веских оснований.

Первая заповедь любого врача – не навреди. К сожалению, ею руководствуются не все. Поэтому иногда приходится напоминать о клятве Гиппократа тем эскулапам, которые о ней забывают.

Дмитрий Казеннов

наверх >>>