Без вины виноватая

О защите права на воспитание своих детей матерью, перенесшей психическое заболевание, ставшее причиной трагедии

Мария Осовцова обратилась в НПА с просьбой о проведении ей психолого-психиатрического исследования. Заключение независимой комиссии специалистов потребовалось ей в качестве аргумента в судебном процессе по делу о лишении её родительских прав.

Марии Осовцовой тридцать семь лет. Умна, образованна, красива, респектабельна. Трудно представить себе что-то менее совместимое с этой женщиной, чем иск о лишении ее родительских прав.

Рассказ и представленные документы разворачивают трагедию, глубину которой трудно постичь, исход которой до сих пор неясен, и при всем этом и суду и всем участникам необходимо принять решения, которые приближали бы позитивный выход из ситуации и свели бы к минимуму возможность новых травм для всех ее участников.

В жизни Марии Осовцовой ничто не предвещало беды. Интересная любимая работа, счастливый брак, двое сыновей-близнецов пяти лет. Беременность, ожидание третьего желанного ребенка.

Жизнь, казавшаяся такой стабильной и предсказуемой, рухнула в один миг. Любимый муж пропал без вести. Острые разногласия с партнерами по бизнесу, возникшие у него незадолго до исчезновения, давали Марии основания предполагать худшее. Ситуация и без того тяжелейшая, усугублялась для Марии ее беременностью, которая многократно усиливала стресс. Тем не менее, беременность благополучно завершилась рождением ребенка, третьего сына. После родов эмоциональная нагрузка стала непосильной, и Мария отчаянно искала пути, способы стабилизации своего эмоционального состояния, чтобы обрести силы для жизни, для ухода за новорожденным сыном и воспитания старших. Поиски привели ее в один из так называемых оздоровительных центров, где самодеятельные «целители» практиковали медитации, гипноз и другие техники, заимствованные частью из различных направлений йоги, частью из других подобных практик. О компетентности данных конкретных целителей судить нет возможности, но общее положение дел с такого рода оздоровительными центрами заставляет предполагать возможность некорректного лечения и вследствие этого – причинения вреда пациентке.

После нескольких посещений центра Марию стали беспокоить «голоса». В один из вечеров, укладывая детей спать, Мария «услышала сообщение» о том, что в ней самой и в обоих старших мальчиках поселился дьявол. «Изгнание» его привело к тому, что на языке судебного протокола сформулировано следующим образом: «Находясь в болезненном состоянии совершила общественно опасные действия (убийство ребенка, нанесение себе телесных повреждений)».

Медицинское заключение: «острое психотическое расстройство с галлюцинаторно-бредовой симптоматикой (синдромом Кандинского-Клерамбо)».

В отношении содеянного Осовцова М.Г. была признана невменяемой и направлена на принудительное психиатрическое лечение. Ей установлен диагноз: шизофрения параноидная с эпизодическим типом течения.

Во время нахождения на принудительном психиатрическом лечении в отношении Осовцовой М.Г. было открыто судебное дело по признанию ее недееспособной. По данному делу ей дважды с интервалом в три месяца проводилась стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, и в обоих случаях эксперты отмечали отсутствие психотической симптоматики, «сохранность интеллектуально-мнестической и эмоционально-волевой сферы, сохранность критических способностей, правильное и упорядоченное поведение». Заключение первой СПЭ не было принято судом, и по делу о недееспособности была назначена повторная экспертиза. В своем заключении комиссия судебно-психиатрических экспертов пишет: «Осовцова М.Г.с сентября 2005 г. страдает хроническим психическим заболеванием в форме параноидной (бредовой) шизофрении с эпизодическим типом течения … Однако, в результате проводимого лечения …. в динамике отчетливо прослеживается регресс заболевания с формированием стойкой и полной ремиссии, которую в настоящее время можно приравнять к практическому выздоровлению. … Таким образом, по своему психическому состоянию в настоящее время Осовцова Мария Георгиевна может понимать значение своих действий и руководить ими, может участвовать в судебном заседании при рассмотрении настоящего дела». В итоге суд прекратил производство по данному делу, так как заявитель отказался от своих требований о признании Осовцовой недееспособной.

Постановлением районного суда региона проживания Осовцовой М.Г принудительные меры медицинского характера в виде лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа в отношении Осовцовой прекращены, и она выписана из больницы.

После выписки из больницы Мария проживает с отцом, самостоятельно ведет домашнее хозяйство, работает бухгалтером. Посещает ПНД, врачи фиксируют стабильность ее психического состояния, считают, что в медикаментозной терапии нет необходимости. По собственной инициативе Мария начала занятия с психологом, который помогает ей адаптироваться в данной ситуации, договорилась о совместных занятиях с детьми, направленных на установление детско-родительских отношений и адаптацию детей к новым условиям проживания с матерью. Однако встретиться с детьми Мария до сих пор не смогла. По исковому заявлению администрации района, где проживает Мария, в суде рассматривается дело о лишении ее родительских прав. В судебном заседании в январе текущего года психиатры-эксперты подтвердили, что «у Осовцовой был острый психоз шизофренического типа, который в настоящее время закончился полным выздоровлением». Несмотря на это, Марии не разрешают встретиться с детьми, предполагается назначение комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы.

При настоящем освидетельствовании жалоб на самочувствие нет.

Из заключения комиссии НПА: «Сознание ясное, полностью ориентирована. Одета опрятно, за внешностью следит, во время беседы держится спокойно, доброжелательно. Последовательно излагает анамнестические сведения. На вопросы отвечает по существу, иногда несколько многословно, так как старается, чтобы члены комиссии поняли ее ситуацию и переживания по этому поводу, достаточно откровенна. Когда речь заходит о гибели ребенка, на глазах появляются слезы, очень переживает случившееся, но ведет себя сдержанно. О детях говорит очень тепло, с любовью, переживает, что до сих пор не может встретиться с ними. Оценивает ситуацию достаточно критически, понимает, что с ее стороны потребуется много усилий, терпения и любви, чтобы восстановить нормальные отношения с детьми, чтобы у них была семья. Рассказывает, что обратилась за помощью к психологу, который будет работать с нею и детьми, что дома созданы все условия для детей, и материально она сможет их содержать. Намерена добиваться права на воспитание своих детей. Голос хорошо модулирован, мимика, эмоции и поведение адекватны ситуации и теме беседы. Мышление последовательное, интеллект высокий, достаточно критична. Когнитивных нарушений, нарушений эмоционально-волевой сферы не выявлено. Продуктивной психотической симптоматики не обнаруживает. Суицидальных мыслей не выявлено.

Юридическая оценка. Постановка вопроса перед судом о лишении Осовцовой М.Г. родительских прав на том основании, что она признана виновной в совершении с особой жестокостью убийства своего сына, неправомерна, так как в соответствии с абз. 7 ст. 69 Семейного кодекса РФ могут быть лишены родительских прав родители, если они совершили умышленное преступление против жизни и здоровья своих детей. С позиции уголовного законодательства действия, совершенные Осовцовой М.Г., преступлением (в т.ч. умышленным), не являются. Ею было совершено деяние, предусмотренное уголовным законом, в состоянии невменяемости по причине психического расстройства.

Лицо с психическим расстройством может быть лишь ограничено в родительских правах на основании ст. 73 СК РФ и то при условии, если оставление ребенка с родителем опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителя не зависящим.

Однако наличие у Осовцовой психического расстройства не подтверждается ни заключением судебно-психиатрической экспертизы от <…>, ни данными настоящего освидетельствования. Опасности для детей она не представляет.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Психических расстройств у Осовцовой М.Г. в настоящее время не имеется. По своему психическому состоянию Осовцва М.Г. может заниматься воспитанием детей. Лишение Осовцовой М.Г. родительских прав противоречит российскому законодательству. Ограничение родительских прав Осовцовой лишено оснований».

Очень хочется надеяться, что заключение комиссии НПА станет аргументом не только для суда, но и для всех, кого близко коснулась эта трагедия, в том числе для родственников, воспитывающих в настоящее время сыновей Марии. Путь компромиссов, щадящих решений, продуманных осмотрительных действий, постепенного налаживания отношений Марии с детьми видится единственной возможностью преодоления последствий трагедии. Добрая воля всех заинтересованных сторон  — то необходимое условие, которое позволит не ломать и без того тяжелые судьбы как детей, так и их матери. Информированность при принятии решений уменьшает вероятность ошибок. Надеемся, что заключение комиссии специалистов НПА станет для сторон авторитетным источником информации и поможет взглянуть на ситуацию рационально и непредвзято.

наверх >>>