XVI съезд психиатров России – пир во время чумы

HQ0DaoqUnPIXVI съезд психиатров России впервые проходил не в Москве, а в столице Татарстана Казани, которая к своему тысячелетию превратилась в красивейший европейский город, сохранивший национальный колорит. Казань связана с двумя основоположниками отечественной психиатрии Александром Устиновичем Фрезе и Владимиром Михайловичем Бехтеревым, организацией первой психофизиологической лаборатории, одного из первых психиатрических журналов, первой в России (1869) окружной психиатрической больницы, признанной лучшей в России в 1911 г. Впрочем, в советскую пору — и с самой мрачной, наряду с Игренской и Благовещенской, спецпсихбольницей, куда помещали политических диссидентов.  

Съезд психиатров, по идее и по существу профессиональный, тем не менее, открыла представительница Минздрава, так как министр здравоохранения до сих пор является традиционным председателем съездов психиатров – не атавизм, а клеймо советской эпохи. Среди многочисленных приветствий только в выступлении А.С.Карпова выражалось сожаление, что сокращение психиатрических больниц не сопровождалось параллельным расширением диспансерной сети.  Последними, 13-м и 14-м были приветствия Ю.С.Савенко (печатается ниже) и Н.Г.Незнанова. Собственно этим какое-либо упоминание НПА России ограничилось. Более того, первая фраза приветствия съезду выбранного предстоящего президента ВПА (president-elect) Хелен Херман (Мельбурн, Австралия): «Я рада присутствию на съезде обеих психиатрических организаций» не прозвучала в переводе, согласованное нами с Н.Г.Незнановым присутствие представителя НПА в президиуме при открытии съезда – важная символическая акция — не было выполнено, в ежедневной газете съезда об НПА не было ни слова, и т.д. и т.п. Таким образом, съезд назывался съездом психиатров России, а не съездом РОП, чтобы говорить от имени всех и за всех, что сказалось и в тональности резолюции съезда, к составлению которой нас не пригласили.  Это не удивительно, так как съезд проходил в период разрушительной реформы службы психиатрической помощи, грубого снижения ее уровня, что коснулось каждого рядового врача и каждого человека с психическими расстройствами.

В заглавном докладе «Психиатрия на этапах реформ:  ключевые проблемы и перспективы», соответствующем обозначению тематики всего съезда, председатель правления РОП проф. Н.Г.Незнанов назвал в качестве болевых проблем отсутствие теоретических основ психиатрии, противоречивость данных и отрицательный образ психиатрии. О разрушительной реформе не было ни слова,  тогда как генеральный директор Центра им. В.П.Сербского проф. З.И.Кекелидзе назвал таковыми реорганизацию психиатрической службы, апробацию психотропных средств, которую по его мнению следует передать минздраву, страховую медицину, как государственно-частное партнерство, и подготовку ординаторов с введением в качестве нового предмета экспертологию. Третий доклад – «Будущее психиатрии и первичная психиатрическая помощь» сделала проф. Хелен Херман. Будущее психиатрии она видит в интеграции психиатрии с системой здравоохранения и взаимодействии с семьями…

Программа съезда охватывала значительную часть основных направлений отечественной психиатрии. Невозможно было посетить все многочисленные секции. Кроме пленарного заседания, мы побывали на заседаниях:

— по международной классификации пcихических расстройств, проводившемся представителем ВОЗ проф. M.B.First из Нью-Йорка и руководителем этой программы в России проф. В.Н.Красновым;

— по общей психопатологии, тема которого вопреки своей фундаментальной значимости, подчеркнутой акад. А.С.Тигановым, оказалась затерянной среди других тем;

— по организации психиатрической помощи, на котором на большом подъеме проф. А.Б.Шмуклер камня на камне не оставил от неловких нагромождений лукавых официальных цифр, дав им убедительную интерпретацию с позиций системного подхода, показав фальшивый оптимизм результатов реформы, подменяющей заболеваемость выявляемостью. В большинстве выступлений разрушительные результаты реформы подавались в формате «без комментариев», но настолько выразительно, что были вполне внятны даже непрофессионалу; 

— по этическим проблемам клинической и судебной психиатрии, где ярким контрастом с практическим положением дел были очень информативные доклады С.Н.Мосолова, А.А.Ткаченко и Е.А.Вольской;

—  важным было проведение заседания пациентских организаций, где обсуждались замечательные успехи А.Л.Шмиловича и Н.Б.Левиной;

— на встрече Восточно-Европейской (10-й) зоны ВПА, где Л.Н.Виноградова подчеркнула недопустимость игнорирования обсуждения правозащитных аспектов психиатрии, что было поддержано проф. П.В.Морозовым.  

В рамках большого съезда был проведен отчетно-перевыборный съезд РОП, открывшийся выступлением директора ФСКН РФ В.П.Иванова, принят новый устав РОП, президентом РОП был избран проф. Н.Г.Незнанов, вице-президентами З.И.Кекелидзе, О.В.Лиманкин, П.В.Морозов, К.К.Яхин, а профессор В.Н.Краснов вытеснен из руководства обществом.  Предложение проф. Т.Н.Дудко о переименовании общества в Российское общество психиатров и наркологов, что содействовало бы решению многих возникающих проблем, прежде всего, противостоянию доминирования ФСКН, было блокировано доводами организационных трудностей. Между тем, съезд ознаменовался внятным напоминанием лично директором ФСКН В.П.Ивановым, портрет которого, наряду с портретом В.И.Скворцовой, доминировал в ежедневной газете съезда, что указом Президента в июне 2014 г.  координация деятельности по комплексной реабилитации наркопотребителей возложена на ФСКН России. Тем самым профилактическое направление снова приобретает резко выраженный полицейский уклон.

Участие НПА России в съезде, который подчеркнуто не отождествлялся со съездом только РОП,  ограничилось выступлениями на разных секциях президента и вице-президентов Ассоциации, Ю.С.Савенко, А.А.Коломейца (Владивосток) и А.Я.Перехова (Ростов-на-Дону), исполнительного директора Л.Н.Виноградовой, руководителей ряда программ О.А.Бухановской, А.В.Ковалева, А.В.Немцова и мн. др. Представители НПА России выступили по темам: «Основное условие успешности реформы здравоохранения», систематике психических расстройств и новой версии МКБ, новом методе исследовательской выборки, детской и подростковой психиатрии, аддиктологии и потреблению алкоголя и наркотиков, эпилепсии, педофилии и медицинской сексологии, формированию терапевтической резистентности, пограничной психиатрии и психотерапии. На второй день съезда проф. Хелен Херман по собственной инициативе провела специальную очень содержательную встречу с руководством НПА России, выразив понимание и солидарность с ее деятельностью. Наиболее живо откликнулись на получение последнего руководства Ю.Н.Аргуновой «Права граждан с психическими расстройствами» Башкортостан и Татарстан,  Владивосток и Калининград.

В съезде участвовали 1300 человек, в том числе представители Германии, Италии, Хорватии, США, Австралии, а также Армении, Грузии, Казахстана, Киргизии, Беларуси и Молдовы.  В сборнике материалов съезда (на дискете) содержится 1100 тезисов, в подготовке которых приняли участие 1800 авторов. На съезде прозвучало более 400 устных докладов, объединённых в 26 различных секционных заседаний, 13 сателлитных  симпозиумов и 6 специальных заседаний.

Значительное число содержательных докладов по широкой разнообразной тематике и превосходная организация съезда не могли  не радовать, хотя приподнято-мажорная атмосфера съезда, на который съехались делегаты со всей страны, настолько резко контрастировала с реальным положением вещей, что напоминала пир во время чумы, и на деле была очередной потемкинской деревней, на которую, как обычно, не пожалели средств.  Восхищение уровнем проведения съезда следует адресовать его имидж-мейкерам, достигшим вполне европейского уровня.   В этом контексте понятно использование НПА России в качестве фигового листка. В этом ряду стоит и награждение Казанской областной специализированной психиатрической больницы с интенсивным наблюдением, условия пребывания в которой  в 2014 г. были признаны Европейским судом по правам человека пыточными.   

  Делегатами съезда были не рядовые врачи-психиатры и научные сотрудники, а их руководители, выбиравшие сами себя. Как люди очень разные, но  одинаково зависимые от централизованной системы управления, от занимаемых должностей, они не были свободны в своем обращении к власти. Это хорошо видно в обрамлении резолюции съезда, ее зачине и заключении, а в тексте – что очень характерно – в разделе судебной психиатрии.  Только здесь восемь раз повторяется «просить МЗ РФ…», «просить МЗ РФ….», «просить МЗ РФ…» вместо требовательной интонации, так как за спиной необходимо чувствовать интересы дела, а не неудовольствие начальства. Тем не менее, этот обширный раздел полностью проигнорировал самую больную проблему судебной психиатрии – низкий уровень экспертных заключений, отсутствие независимости,  систематическое игнорирование Инструкции МЗ РФ «Заключение СПЭ», отсутствие анализа последствий сделанных выводов и их ошибок. Мы не услышали отчета Этической комиссии, вопреки наличию материалов о фальсификации  данных СПЭ. Это выражает невостребованность, нежелательность такой тематики организаторами программы съезда, вопреки ее чрезвычайной важности.  Мы вообще не услышали ни слова самокритики, вопреки обилию материала для этого.  Не было дано отпора дремучей гомофобской и многим другим кампаниям в СМИ.    

Наше основное несогласие с резолюцией съезда – не столько с  содержательными положениями, сколько с осторожным просящим раболепным тоном ее зачина и обобщающего заключения.  Ведь как иначе назвать стиль текста, где в первой же фразе разрушительные результаты реформы службы психиатрической помощи называются «некоторой тенденцией к улучшению» и выражается сожаление, что процесс реформирования идет «недостаточными темпами».  Каждого, кто выслушал основные доклады, рисующие широкую панораму происходящего, поразит это грубое несоответствие.  Оно достигается размазыванием на целое десятилетие разнокалиберных показателей, где 43-процентные тенденции теряются среди 2- и 5-процентных, и даже анекдотическими средними показателями сроков стационарного лечения, якобы снизившимися со 102 до 95 дней, хотя всем нам известно, что это в 3 раза отличается от типовой реальности. Число диспансеров уменьшилось почти на ½ (!), больниц – почти на ¼, стационаров на дому – почти на 1/6, а лечебно-производственные мастерские – важнейшая реабилитационная структура – фактически уничтожены. А в заключении говорится: «Дальнейшее совершенствование» требует того-то и того-то.

Предложение введения субспециальности суицидологии является антиклиническим и резко контрастирует с уничтожением важнейшей субспециальности детского и подросткового психиатра.

Резолюция содержит поддержку решения Общественной палаты РФ от 15.07.15 «Психическое здоровье граждан» объявить 2017 год Годом психического и духовного здоровья нации, тогда как «духовное здоровье» является идеологическим понятием тоталитарно-теократического толка. 

Подобно тому, как военная медицина относится к медицине, а не военному делу и ведомству, так и профилактика наркоманий и алкоголизма – дело медиков, а не полицейских из ФСКН, доминирование которых извращает клиническую наркологию. 

Возникает недоумение: какие цели преследует резолюция, натужно смягчающая безрадостную картину? Ответ очевиден: не прогневить власть  предержащих. Такова давняя традиция. Резолюция склеена из по-разному написанных тематических разделов, лишена объединяющего смыслового стержня и в целом является конформистской. Она значительно уступает резолюции внеочередного съезда Национальной Медицинской Палаты в главном  – решительной защите прав пациентов, в открытом протесте против деструктивных действий властей. Но этот съезд РОП проигнорировал.  Первые страницы фасада резолюции контрастируют с содержанием последующего текста, где четко сказано об отсутствии системного подхода к организации психиатрической помощи (хотя точнее было бы сказать, на основании не «разноречивых тенденций», а разноречивых данных о тенденциях).

Итак, грандиозная картинка голливудского размаха подменила действительное положение дел с организацией психиатрической помощи нашим больным, т.е. главного, для чего существует психиатрия. Но подменила только в отношении habitus’а для близорукого постороннего наблюдателя. Съезд продемонстрировал, что на сегодняшний день за счет выдающихся традиций наша психиатрия еще в числе передовых, что мы еще располагаем высоким уровнем специалистов, которые все понимают, но уровень которых будет теперь стремительно снижаться за счет сокращения времени, отводимого на одного больного – главной школы клиницизма и новой упрощенной МКБ-11, обязательной шифровкой по которой будут ограничиваться новые поколения психиатров. В условиях снятия всех льгот и компенсаций с 2015 г., даже в количественном отношении предопределен отток кадров, в силу исключения из числа вредных психоэмоционального фактора – угрозы жизни, а не только здоровью работников нашей профессии.

Ю.С.Савенко

HitMeter.ru - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика Яндекс.Метрика