Президент НПА комментирует высказывание Кадырова об использовании психиатрии против оппозиции

freedomПоследние недели ознаменовались серией знаковых событий: сожжением книг, изданных Фондом Сороса1; законопроектом, фактически запрещающим критику властей организациям, имеющим иностранное финансирование и не назвавшим себя иностранными агентами; законом, разрешающим применение оружия в отношении даже детей и беременных женщин, и – наконец – выступлением Рамзана Кадырова, который после обличения оппозиции в намерении свергнуть власть (а для него такое значение имеет и возможная законная смена власти) сказал, в частности: я никого не запугиваю, это бедные люди, их лечить надо, у нас есть превосходные психиатры, мы готовы предоставить места в психиатрических больницах для ВИП-персон.  

Сообщение об этом на радио «Эхо Москвы» 17.01.2016 не вызвало  обычной, по даже мелким поводам, волны звонков прессы в наш адрес с просьбой дать комментарий. Затем последовал миллионный митинг в поддержку Кадырова, защищавший нападавшего. Реакция на это «Эха Москвы» была наилучшей из возможных, юмористически легкой в отношении профилактического подхода – действий власти на опережение, когда «по-пацански» надо бить первым.

Мы хорошо помним, как уже дважды в недавней отечественной истории Хрущев и Андропов осуществляли этот план и чем это закончилось. Тем не менее, можно не сомневаться, что исполнителей такого заказа будет достаточно.  Современная практика судебно-психиатрических экспертиз давно готова для этого. С 1995 года идет неуклонный, шаг за шагом, процесс ликвидации независимости экспертных заключений. Все наши усилия обессиливаются потребительским отношением власти к науке и праву. Казалось бы, успешное раздробление сил оппозиции накануне выборов делает использование психиатрии ненужным. Но очевидные признаки паники власти в силу ее провальной политики не исключают такого сценария.   

Юрий Савенко

1 Лакейская исполнительность привела к скандальному перебору: были уничтожены учебники по экономике отечественных специалистов, изданные не Фондом Сороса, а «при содействии» Фонда Сороса, т.е. только оплаченные Фондом, но запланированные самим издательством.   Варварство этой акции воспроизвело в общественной памяти костры нацистов, хотя она оказалась нелепым фарсом.