Почему дети должны расплачиваться за грехи родителей? Или где же забота государства о детях?

Арина родилась в неблагополучной семье: отца не было, мать злоупотребляла алкоголем. Она была младшей из четырех детей, имела сестру и двух братьев. Дети были предоставлены сами себе, часто ходили голодными, ели то, что валялось на полу.  Школу  Арина не посещала, поскольку мать не считала нужным этим заниматься.  В 2005 году, когда девочке исполнилось 11 лет, мать была лишена родительских прав, и дети были распределены по детским домам. Арина попала в приют «Ховрино».

Изъятие из семьи, пусть и неблагополучной, расставание с братьями и сестрой, жестко регламентированные правила новой жизни стали для девочки тяжелой травмой, она не могла адаптироваться, была агрессивной, дралась. В результате руководство приюта отправило ее на обследование в детскую психиатрическую больницу, где ей был установлен диагноз  «Умственная отсталость умеренная со значительными нарушениями поведения. F71.19», после чего ее перевели в детский дом-интернат для детей с отставанием в развитии.  Здесь она быстро освоилась, установила хорошие дружеские отношения с другими детьми, начала заниматься в коррекционной школе. Сначала ее взяли в 3 класс, однако, увидев как хорошо Арина справляется со школьной программой, учительница сразу перевела ее в 6-ой. Учиться Арине нравилось, она быстро научилась читать и писать, решала достаточно сложные арифметические задачи.  Но диагноз «умственная отсталость умеренная» так и сохранился, а впоследствии переписывался из одного заключения в другое.

За 2 года Арина закончила 8 классов коррекционной школы.  Никаких нарушений поведения у нее не отмечалось. «Девочка контактная, аккуратная, спокойная, … Эмоционально уравновешенна. Мышление конкретного типа, наглядно-образного уровня. Способна к элементарному обобщению … Уровень понятийного мышления низкий … Трудовые навыки сформированы полностью, к работе относится с охотой, выбирает занятия по душе, усидчива, задания выполняет с интересом. Нравится ручной труд … Работоспособность достаточная. Поведение адекватно ситуации. Навыки самообслуживания сформированы полностью». – Такую характеристику дали Арине в интернате, когда ей исполнилось 18 лет и решался вопрос о возможности ее самостоятельного проживания. Казалось бы, все хорошо, можно отпустить человека в самостоятельную жизнь и при минимальной помощи и поддержке она сможет быстро адаптироваться.

Тем не менее, комиссией было сделано заключение, что Арина «самостоятельно проживать не может». И по достижении 18-и лет ее перевели в психоневрологический интернат с диагнозом: «Умственная отсталость умеренная. Органическое поражение ЦНС. Расходящееся косоглазие». Надежды на самостоятельную жизнь рухнули, но Арина не опустила руки.  

За 4 года, проведенные ей в ПНИ, она в психиатрические больницы ни разу не попадала,   психотропных препаратов не получала. Проживала в комнате на 3-4 человек, с соседями ладила, но особо близких подруг не было, поскольку была достаточно независимой, по всякому вопросу имела свое мнение и «не хотела идти у кого-то на поводу».  2 года обучалась в колледже по специальной программе и в 2015 г. окончила его с отличием, получив специальность укладчика-упаковщика 2 разряда. Пыталась устроиться на работу в городе, но не получилось, мешал статус инвалида, а в интернате работать не хотела, т.к. это «не помогает при выписке из интерната и получении своего жилья».  На остатки своей пенсии (75% забирал ПНИ) Арина самостоятельно покупала себе необходимые вещи, одежду, продукты, следила за чистотой вещей — стирала и гладила.  Из педагогической характеристики  ПНИ:  «Хорошо социализирована: ориентируется на улицах города, в транспорте, в магазинах, на почте, в аптеке и т.д. Свободно совершает банковские операции через банкоматы и терминалы. … Содержит в надлежащем порядке собственные вещи. Помогает приводить в порядок и общественное имущество, но скорее по обязанности. Навыки самообслуживания сформированы. Самооценка завышена. В поступках часто руководствуется соображениями собственной выгоды …».

В чем же была «собственная выгода» Арины? Она хотела получить квартиру и выйти из интерната.  Для этого нужна была рекомендация врачебной комиссии. Однако комиссия, несмотря на хорошие характеристики, всякий раз разъясняла ей, что «для  получения рекомендаций для самостоятельного проживания необходимо найти работу и проработать вне интерната не менее года и предоставить характеристики с места работы».  При этом никакой помощи в устройстве на работу вне интерната Арина не получала.

Доведенная до отчаяния, Арина решила уйти из ПНИ по собственному заявлению, и администрация легко пошла на это. Вот так. Заключение о том, что «может проживать самостоятельно» не дают, а выписать в неблагополучную семью  — пожалуйста.   

Сейчас Арина проживает с матерью, отчимом и семьей сестры (муж и двое детей) в двухкомнатной муниципальной квартире. Одну комнату занимает семья сестры, другую – мать со своим мужем и Арина. Братья Арины, которые были направлены в обычный дом-интернат, по достижении совершеннолетия получили жилье и сейчас проживают отдельно. Мать и сестра не работают, «выпивают».  Арина старается меньше общаться с родственниками, разве что поиграть с племянниками, обслуживает себя самостоятельно, питается самостоятельно, но когда в семье нет еды, на свою пенсию покупает продукты для всех.  Сейчас она пытается добиться того, чтобы отдельно оплачивать свою часть за услуги ЖКХ, т.к. в семье большая задолженность по квартплате.  Пытается найти работу, встала на учет на бирже труда. Ищет работу и самостоятельно, по объявлениям, но подходит к этому с осторожностью, опасается обмана. Следит за своим здоровьем, проходит обследование у эндокринолога, сдала анализы на гормоны.

Арина по-прежнему пытается добиться получения собственного жилья, по этому поводу обратилась за помощью к депутату ГД РФ Д.Г. Новикову, а в НПА России пришла с просьбой провести комиссионное исследование для решения вопроса о возможности самостоятельного проживания, поскольку без этого невозможно получить квартиру. Хотя Арина уже давно проживает самостоятельно и справляется с очень трудными условиями жизни, все равно нужна «бумажка».

После проведенного обследования Арине дали такое заключение: у А.К. обнаружена умственная отсталость легкая, без нарушений поведения. Полностью себя обслуживает, имеет хорошие социальные установки и планы на будущее. По психическому состоянию способна проживать самостоятельно».

Мы поддерживаем борьбу Арины за реализацию своего права на жилье и готовы помогать ей в этом нелегком деле.  Надеемся, что она получит то, что ей полагается.