Когда нужен интернат…

Мы знаем много примеров, когда для того, чтобы предотвратить необдуманные действия больных с собственностью, родственники обращаются в суд для признания их недееспособными.  Таким образом можно признать недействительной только что совершенную сделку купли-продажи, дарения и т.п., вернуть утраченную собственность. Но что дальше? Если опекун не контролирует поведение своего подопечного, тот может стать легкой добычей жуликов, желающих поживиться остатками имущества. Для этого нужно вновь признать человека дееспособным и, оказывается, это вполне возможно.

Петров Станислав Александрович  когда-то был сотрудником сначала районного, а потом областного комитета ВЛКСМ, закончил аспирантуру кафедры общественных наук Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ, в 1974 г. защитил кандидатскую, а в 1985 г. докторскую диссертацию. В дальнейшем занимался партийной работой, заведовал кафедрой общественных наук. С 1990 г. был избран академиком «Российской академии естественных наук», а с его слов – даже вице-президентом. В последующем работал заместителем генерального директора одного из подмосковных НИИ.

В 1960 г. Петров женился, а спустя год у него родился сын, который в 1994 году, т.е. 33 лет от роду, скончался от сердечной недостаточности. Смерть сына стала для Петрова большим ударом, и он начал  злоупотреблять спиртными напитками. Быстро сформировалась алкогольная зависимость, он стал выпивать до 1 л водки в день, и в состоянии похмелья становился возбудимым, конфликтным и очень ревнивым к супруге. Было также много соматических заболеваний, и в 2005 г. ему была установлена вторая группа инвалидности по общему заболеванию бессрочно. В 2009 г. Петров впервые проходил стационарное лечение от алкогольной зависимости, однако после выписки  продолжал злоупотреблять алкоголем, и заболевание стремительно развивалось: нарастали проявления ревности в отношении жены, в алкогольном опьянении он был агрессивным,  искал по квартире любовника, ломал мебель, угрожал жене расправой, неоднократно госпитализировался в психиатрические больницы. Он переехал жить на дачу, где его «опекал» малознакомый человек, гражданин Грузии Кадашвили, который впоследствии перевез туда  свою семью.  Через некоторое время Петров подарил им дачу и принадлежавшую ему ½ часть своей квартиры. Встревоженная жена подала иск в суд о признании сделок недействительными, и о признании Петрова недееспособным.

В 2015 г. на экспертизе, проведенной в ПКБ № 1 им. Н.А.Алексеева,  Петров вел себя фамильярно, был многословным, обстоятельным, дисфоричным,  путался в датах и событиях, уверял, что «пишет книгу о Сталине, читает лекции в университете, присутствует на заседании РАЕН», проявлял слабую ориентированность в бытовых вопросах, в датах заключения договоров, не знал с кем конкретно их заключал. Рассказывал, что познакомился с грузином «Бесо», отзывался о нем с теплотой. В то же время о жене отзывался негативно, высказывал убежденность в её изменах.

Комиссия экспертов пришла к заключению, что Петров страдает психическим расстройством в форме органического расстройства личности и поведения в связи со смешанными заболеваниями (сосудистого, токсического генеза) с психотическими эпизодами в анамнезе (F07.08), и сделала вывод о том, что Петров лишен способности понимать значение своих действий и руководить ими. Решением суда он был признан недееспособным, а ранее заключенные сделки признаны недействительными. Отдел соцзащиты, недолго думая и не желая обременять себя дополнительными хлопотами,  назначил опекуном бывшую супругу Петрова, с которой у него были неприязненные отношения, в силу чего она не могла выполнять опекунские обязанности.

Петров продолжал жить на даче. Оформил новый брак и завещание в пользу Кадашвили. Оба действия были признаны недействительными в силу недееспособности Петрова, и «опекавшие» его люди поняли, что единственный способ завладеть собственностью Петрова – восстановить его дееспособность. И а 2017 г. в Дмитровский городской суд Московской области поступило заявление Петрова о признании его дееспособным. В  заявлении он оценивал свое «психическое состояние» как здоровое, а в судебном заседании сообщил, что перестал принимать алкоголь, прошел курс лечения и в настоящее время не нуждается в госпитализации в психиатрическую больницу.  Проведение СПЭ было поручено экспертному отделению Центральной клинической психиатрической больницы Московской области.

В заключении эксперты отметили, что во время экспертизы Петров сохранял спокойствие, подробно рассказывал о своей профессиональной деятельности, с гордостью демонстрировал удостоверение почетного вице-президента РАЕН, много рассказывал о своих заслугах, при этом застревал на несущественных деталях, не мог назвать определенные даты. Уверял, что перестал употреблять алкоголь полностью и хочет восстановить дееспособность, т.к. это позволит ему посещать академию, писать статьи, распоряжаться своими денежными средствами и отблагодарить семью недавно умершего «Бесо», оформив на них завещание. Одновременно он негативно высказывался о своей бывшей жене, обвинял ее в неверности и инициировании его недееспособности, говорил, что она тратила его деньги. 

Комиссия экспертов пришла к заключению, что у Петрова имеется органическое расстройство личности (сосудистого, токсического генеза) с изменениями психики (F07.08 по МКБ-10). Эксперты сделали вывод, что прекращение алкоголизации и медикаментозная коррекция привели к компенсации психического состояния Петрова. Согласно их данным, у Петрова выявлены «признаки нерезкого снижения когнитивных способностей, рудиментарные сверхценные ревностные предположения, негрубое ослабление памяти при ровном эмоциональном фоне и достаточности критических способностей». «Компенсированное психическое состояние Петрова не лишает его способности понимать значение своих действий и руководить ими».   

Специалисты Бюро независимых экспертиз «Версия» подвергли серьезной критике данное заключение, и по результатам повторной СПЭ Петрову было отказано в признании его недееспособным. Однако, охота на него продолжается. Весьма вероятно, что через пару лет будет сделана очередная попытка восстановить дееспособность. Опекун – бывшая жена – явно не справляется со своими обязанностями, и хотя желающих «опекать» хватает, но все они преследует свои корыстные интересы. С другой стороны, они реально заботятся о Петрове, который плохо ориентируется в бытовых вопросах и не способен проживать самостоятельно.  Вероятно, этот  тот случай, когда нужно ставить вопрос о помещении человека в психоневрологический интернат, и это обязанность отдела опеки и попечительства, но они почему-то не торопятся.

Л.Н.Виноградова

HitMeter.ru - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика Яндекс.Метрика