Как сегодня борются с правозащитниками?

Алексей К. – известный правозащитник, защищает в судах и правоохранительных органах права граждан, сам борется за свое право видеться с дочерью, создал организацию отцов, у которых нарушено право на участие в воспитании детей. Кроме того, он состоит в организации «Общественный контроль правопорядка», члены которой снимают на видео и аудиоаппаратуру судебные заседания, направляют обращения в различные общественные и государственные организации с целью добиться строгого соблюдения законности. При выявлении грубых нарушений, они выкладывают свои записи в интернет, привлекают к этому общественное внимание. Благодаря их действиям, удалось отправить в отставку несколько коррумпированных чиновников и судей.  Однако, такая деятельность не могла остаться незамеченной для правоохранительных органов, которые начали настоящую охоту на членов организации.  Так, недавно против Алексея  было возбуждено уголовное дело,  его обвинили в нанесении телесных повреждений в виде «Ушиба мягких тканей лица слева» сотруднику полиции, находящемуся при исполнении. Алексей свою вину категорически отрицает, говорит, что в качестве доказательства по делу мог бы предоставить отснятые при посещении полиции видеоматериалы, которые доказывают его невиновность, но следователь отказывается приобщить их к делу. А на предложение посмотреть видеоматериалы с видеокамер, установленных в отделении полиции,  ответил, что в тот день они не работали.  Узнав, что Алексей был освобожден от службы в армии и некоторое время состоял под наблюдением психоневрологического диспансера, следователь направил его на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. Алексей считает себя психически здоровым, но опасается, что заключение экспертов может быть необъективным, и тогда его отправят на принудительное лечение. В связи с этим он обратился в НПА России. 

Что же известно о нашем испытуемом?  

Алексей родился  в небольшом городе на Волге  в семье  рабочих, старшим из двоих детей. Обстановка в семье была спокойной, доброжелательной, отец работал водителем, мать воспитывала детей. Мальчик был веселым, общительным, любил подвижные игры. В школу пошел с семи лет, учился хорошо, особенно нравились точные предметы. Одновременно учился в музыкальной школе по классу баяна и занимался баскетболом. С учителями и одноклассниками ладил. После четвертого класса, в связи с переездом на новую квартиру, пришлось сменить школу, сначала одноклассники приняли его недружелюбно – дрались, но уже через месяц отношения наладились. После окончания 9 классов (16 лет) поступил в  политехнический техникум, однако с третьего курса был отчислен «за прогулы». Говорит, что влюбился, много времени проводил с девушкой, домой приходил поздно, к занятиям готовиться не успевал.  В армии служить не хотел (это было время войны в Чечне), и на призывной медкомиссии жаловался на головные боли и обморочные состояния. После стационарного обследование в местной психиатрической больнице был признан ограниченно годным к военной службе по ст. 5-б (органические заболевания головного мозга с психическими расстройствами).  До окончания призывного возраста раз в год приходил на прием к врачу-психиатру, однако  лечения у психиатров и неврологов никогда не получал. Никаких психических расстройств не отмечалось, и в 2005 году (в возрасте 30 лет) Алексей был снят с диспансерного наблюдения психиатра.

 С 19 лет начал работать. Сначала слесарем-ремонтником автомобилей, потом водителем такси, оформил индивидуальное предпринимательство, занимался международными перевозками, водил автобус.

В 30 лет женился на женщине на 13 лет моложе его, вскоре родилась дочь. Алексей хотел построить для семьи дом, купил участок.  Пришлось уехать на заработки в Москву, работал там водителем автобуса, отсутствовал дома по несколько месяцев.  Молодая жена с ребенком оставалась с его родителями и не могла удержаться от того,  чтобы погулять.    Дважды, приезжая из Москвы, Алексей возвращал ее в семью, но потом она все-таки ушла и подала на развод. В 2009 г. брак был расторгнут, и бывшая жена с дочерью уехала в Астраханскую область. Алексей очень переживал развод, т.к. трепетно относился к семье, считал, что жениться нужно один раз и на всю жизнь.  Он аккуратно платит алименты и хочет принимать участие в воспитании дочери. Первые полгода его бывшая жена не возражала, и он навещал дочь без препятствий. Но потом она вновь вышла замуж и стала препятствовать встречам Алексея  с дочерью.  В течение 8 лет он судится за право чаще видеть дочь и принимать участие в ее воспитании. В 2014 году суд ограничил его свидания с ребенком двумя часами в неделю в присутствии матери и в ее квартире, и с этого времени он дочь не видел, т.к. ее мать и отчим препятствуют этому. Алексей считает, что судебные решения по его делу были несправедливыми, оспаривал их в различных инстанциях. 

Проживает Алексей один в построенном им доме, самостоятельно ведет домашнее хозяйство, говорит, что семью создать пока не удалось, хотя женщины были. Себя характеризует спокойным, общительным, отзывчивым человеком, имеет друзей, любит слушать музыку, играет на музыкальных инструментах, любит животных. С родителями и сестрой поддерживает хорошие родственные отношения.  Не курит, алкоголем не злоупотребляет.

На освидетельствование Алексей пришел в назначенное время и вначале пытался по привычке вести видеозапись беседы,  уверял, что это не раз помогало ему добиться справедливости. При этом был напряжен, оставался эмоционально сдержанным, формальным и малоподвижным. После того, как видеокамера перестала работать, стал более естественным, раскрепощенным в поведении, ушла напряженность, оживилась мимика, стал более отзывчив эмоционально. Тепло и с любовью отзывается о родителях, рассказывет, как поддерживают его встречи с ними, особенно с матерью. Очень эмоционально говорит о дочери, переживает долгую разлуку с нею, понимает, что мать может настроить ее против него. Собирается  проживать в населенном пункте, где живет дочь. Говорит, что  смог установить контакт и добиться понимания по этому поводу с местной прокуратурой.  Но сейчас из-за возбужденного против него уголовного дела уже полгода находится под подпиской о невыезде. Фиксирован на сложившейся ситуации, оценивает ее достаточно критически, но надеется на справедливое решение, предпринимает необходимые действия для своей защиты. Говоря о данной ситуации, остается спокойным, раздражительности, агрессивности не проявляет, добиваться справедливого решения собирается только правовыми методами. К своему поведению не всегда достаточно критичен, коррекции поддается с трудом, убежден в своей правоте. В беседе вежлив, держится с чувством дистанции, на вопросы отвечает по существу, не старается понравиться, произвести хорошее впечатление, установить контакт на эмоциональном уровне, недостаточно гибок, убежден, что его поведение и суждения правильны. Мышление последовательное, логическое, нарушений мышления по эндогенному типу не выявлено.  Память и интеллект соответствуют возрасту, образованию, образу жизни. Настроение ровное. Продуктивной психотической симптоматики, суицидальных мыслей не обнаруживает.

Психологическое исследование показало, что Алексей обладает достаточно высоким уровнем активности, хорошими интеллектуальными способностями, склонностью к систематизации материала и высокой внутренней интеграции, аналитическим типом мышления и достаточной категориальной четкостью познавательных процессов. Выражены признаки эмоциональной напряженности, не достигающей клинического уровня, присутствуют признаки оппозиционности, однако признаков агрессивности и импульсивности не обнаружено. Межличностные контакты ограничены. Испытуемого отличает высокая самооценка, целеустремленность и настойчивость в достижении поставленных целей, обостренное чувство справедливости, отсутствие гибкости в поведении, недостаточная критика к себе и ситуации в целом, фиксация на ситуации.

В результате проведенного психопатологического и экспериментально-психологического исследования комиссия сделала следующие выводы:

«Психических расстройств у Алексея К. не обнаружено.  Личностные особенности (обостренное чувство справедливости, недостаточная гибкость, неуступчивость) заострились в результате длительной психотравмирующей ситуации и вынужденной борьбы за свои права и не достигают клинического уровня. Признаков алкоголизма или наркомании  не выявлено. Алексей К. способен правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания, может принимать участие в следственных действиях и участвовать в суде.  В принудительных мерах медицинского характера не нуждается». 

Через некоторое время Алексей попал на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в одну из  региональных больниц и предъявил экспертам наше заключение.  Через три дня его выписали, отправив следователю заключение, что для проведения экспертизы недостаточно сведений. Уголовное дело вскоре было закрыто.

Однако кто даст гарантию, что это не повторится?