И вновь квартирный вопрос

Наталья приехала Москву давно, лет двадцать назад. Было тяжело, но через какое-то время она устроилась на работу, где и трудилась до того момента, как заболела. Как говорит Наталья, «восемь лет отдала стройке».  От работы она получила небольшую комнату в коммунальной квартире, где сейчас и живет. Квартира двухкомнатная, в соседней комнате живут женщина с дочерью.

Наталья – инвалид второй группы. Она состоит на учете в ПНД, регулярно посещает врача. Однако, диагноз Натальи входит в перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире. Перечень этот был утвержден постановлением Правительства РФ от 16 июня 2006 г. № 378.

Таким образом, Наталья имеет полное право получить отдельную квартиру. Неудачная попытка это право реализовать привела женщину в НПАР.

Наталья получила справку из ПНД о праве на жилищные льготы по состоянию здоровья и обратилась в Департамент городского имущества г. Москвы. Но получила отказ! Который, кстати, первый заместитель Департамента не сильно потрудился и обосновать. Наталья при помощи юриста общественной организации обжаловала решение Департамента, обратившись в суд. Но суды первой и второй инстанции поддержали Департамент городского имущества и отказали Наталье в реализации ее законных требований.

Департамент городского имущества вообще считает, что Наталья не имеет права на улучшение жилищных условий, так как она в настоящее время живет в отдельной комнате (общая площадь – 21,3 кв.м., жилая – 13,2 кв.м.), площадь которой превышает учетную норму. На справку из ПНД Департамент вообще никакого внимания не обратил.

Суд же в обоих инстанциях поддержал доводы Департамента городского имущества, а по поводу справки из ПНД отметил следующее: «справка не содержит сведений о возможности проживания истца в коммунальной квартире».

Форма справки утверждена приказом Департамента здравоохранения Москвы от 18 февраля 2013 г. № 117, и в ней действительно используется такая формулировка, при которой не называется диагноз, а только указывается, имеет/не имеет обратившийся заболевание, входящее в перечень заболеваний, дающих право на первоочередное получение жилой площади.  В справке дана отсылка к Приказу Минздрава СССР от 28.03.1983 г. (с последующими изменениями), в котором, действительно, есть список заболеваний, дающих право на первоочередное получение жилья, но в котором не говорится ни слова о том, что эти заболевания исключают совместное проживание граждан в одной квартире.

И хотя в исковом заявлении и апелляционной жалобе Наталья ссылалась на то, что заболевание, которым она страдает, входит в перечень заболеваний, при которых невозможно совместное проживание в одной квартире, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 16 июня 2006 г. № 378, суд эти доводы счел не имеющими правового значения.

Более того, Мосгорсуд проигнорировал Постановление собственного Президиума от 5 декабря 2014 года по делу № 44г-148, в котором указано, что «…наличие у гражданина (нанимателя либо собственника жилого помещения), проживающего в квартире, занятой несколькими семьями, тяжелой формы хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, является самостоятельным основанием для признания такого гражданина нуждающимся в жилом помещении, в связи с чем обеспеченность заявителя жилой площадью сверх нормы для признания его нуждающимся в жилом помещении…правового значения не имеет.» Т.е., если человек страдает тяжелым заболеванием, исключающим возможность совместного проживания, и живет он при этом в коммунальной квартире, неважно, какого размера комнату он занимает, — он имеет право получить отдельное жилье.

К сожалению, Наталья обратилась к нам тогда, когда были проиграны суды первой и второй инстанции: на тех этапах к участию в деле еще можно и нужно было привлечь представителей ПНД, которые могли бы дать письменные и устные разъяснения по поводу характера заболевания Натальи, его вхождения в вышеупомянутый Перечень и возможности проживания в коммунальной квартире при таком диагнозе. Увы, кассационная инстанция, в которую теперь будет обращаться Наталья, исключает личное присутствие сторон, но, по совету и при помощи НПАР, к кассационной жалобе будут приобщены письменные разъяснения, полученные в ПНД. Надеемся, что дело в итоге будет разрешено в пользу Натальи.

Хочу обратить внимание тех, кто может оказаться в подобной ситуации: с 1 января 2018 года Постановление Правительства РФ от 16 июня 2006 года № 378 утратило силу, вместо него будет применяться Приказ Минздрава России от 29 ноября 2012 года № 987н «Об утверждении перечня тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире». Последний значительно сокращает перечень хронических и затяжных психических расстройств с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями. По старому Перечню к таким заболеваниям относился весь класс МКБ-10 «Психические расстройства и расстройства поведения» — F00-F99. В этот класс входит, например, блок F70-F79 «Умственная отсталость», блок F80-F89 «Расстройства психологического развития», блок F90-F98 «Эмоциональные расстройства, расстройства поведения, обычно начинающиеся в детском и подростковом возрасте». Новый Перечень ограничивается заболеваниями с кодами F20-F29; F30-F33.

Евгения Доброванова