ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НПА РОССИИ ЗА 2014-2016 гг. (доклад на XV Съезде НПА России 19.11.2016)

Дорогие коллеги!

Открывая XV съезд НПА России, хочу напомнить, что в марте будущего года ей исполнится 28 лет, и что одним из наиболее значимых вкладов Ассоциации за истекшее трехлетие стала общедоступность на нашем сайте всего комплекта ее Вестника, Герольда — «Независимого психиатрического журнала», начиная с 1991 г.  Это честная история отечественной психиатрии за четверть века, с ее успехами и неудачами, с анализом тенденций развития и неоднократно делавшимися с 2000 года прогнозами, которые, к сожалению, все сбылись.

Мы забили тревогу 15 лет назад, на X съезде, посвященном проблеме доверия, и в работе «Признаки упадка отечественной психиатрии» в 2001 г. в 3 и 4 выпусках журнала. — Политикам, власти можно доверять только по их делам, но не обещаниям, ни даже принятым законам. Уже тогда был публично поставлен точный диагноз. На заключительном заседании XIII съезда психиатров России в 2000 году проф. Александр Олимпиевич Бухановский сказал: «Психиатрическая и наркологическая службы разрушены, и мы вправе давать оценку государству, взявшему на себя ответственность за это состояние».

Если вы откроете четвертые номера журнала за 2013 и 2010 гг., вторые – за 2007 и 2004 гг. и четвертый – за 2000 г., вы увидите, что все последующие 15 лет все катилось под уклон, а бюджетных средств на здравоохранение по давно сложившейся традиции хватало на создание благополучного, даже преуспевающего фасада. Что касается Ассоциации, то ее принципы открытости прозрачности, ответственности в осуществлении своей деятельности и в оценке происходящего, нетерпимость к пустым обещаниям и муляжам, маскировке мусора вместо его выметания, вызывали только раздражение, вместо конструктивного восприятия критики и предложений. Но такой была общая тенденция развития, а не только психиатрии.

За эти годы мы постоянно теряли своих членов и друзей Ассоциации, и за последние три года это:

  • Лев Моисеевич Литвак
  • Софья Федоровна Случевская
  • Иосиф Моисеевич Фейгенберг
  • Александр Сергеевич Есенин-Вольпин
  • Ярослав Богданович Калын

Прошу почтить их память.

Что сумела сделать Ассоциация за последнее трехлетие в условиях нарастающего грубого прессинга и безденежья?

Как всегда я подытожу это в соответствии с тремя приоритетами деятельности Ассоциации – профессиональным, правовым и организационным, — сочетание в прошлом политизации первого, отсутствия второго и полная подчиненность властям третьего объясняет возможность злоупотребления  психиатрией.

В рамках собственно профессионального приоритета это была серия работ по проблематике предыдущего съезда Ассоциации, посвященного доказательной медицине в психиатрии, с демонстрацией несовершенства ее нынешнего состояния, рассчитанного на однослойные биологические дисциплины, неадекватного для целостного личностного подхода, в котором синтез биологического, психологического и социального обычно только декларируется: эту центральную тему мы обсудим в своем проблемном докладе на втором заседании. Публикация работ президента «Российского общества специалистов доказательной медицины» проф. В.В.Власова и проф. П.Д.Тищенко и наша работа, как и работа всего съезда, прояснили направлене дальнейшего развития этой ответственнейшей проблемы, которая решается на практике нашими министерскими бюрократами, не только минздравовскими, всецело исходя из принципов дешевизмы и легкой управляемости, не считаясь с издержками. Эта близорукая политика неизбежно ведет к эпидемическому размаху всевозможных форм фальсификаций, плагиата и мошенничества в науке и практике, которые очертил акад. Б.Г.Юдин. Это заставило нас посвятить серию выступлений и публикаций необходимости воскрешения выдающейся пироговской традиции отечественной медицины – беспощадной критике собственных ошибок, критического рассмотрения собственных исследований, тем более, что это соответствует аналогичному тренду современной общенаучной  методологии, заданному Карлом Поппером, согласно которому непродуктивны работы, которые невозможно критиковать. Такой подход, не обязывающий подтверждать свои гипотезы, помимо прочего подрубает многие формы фальсификации в научных работах. Но как же не любят критику, как болезненно относятся к ней, как ее – используя новый не лучший термин – профилактируют иные наши генералы от психиатрии. Выдающаяся польза критического подхода была блестяще и совершенно самостоятельно показана во втором томе «Школы молодых психиатров» — «Работа врача-психиатра над ошибками» д-ра Исаака Беккера – подлинно феноменологической, т.е. полностью построенной на 35 клинических примерах. Это стало наиболее важным продолжением грандиозной по своей значимости монографии Николая Георгиевича Шумского, 20-летний юбилей издания которой был отмечен в нашем журнале. Это работа «Диагностические ошибки в судебно-психиатрической практике по материалам архива Центра им. В.П.Сербского за 1962-1983 гг.» — времени использования психиатрии в политических целях. Глубокий клинический анализ в этой работе – лучшая школа для стажеров – не используется в Центре им. В.П.Сербского.

Мы привели примеры анализа и обоснования несостоятельности современного наукометрического инструментария, в частности, использования компьютерных программ для атрибуции текста, когда он оторван от качественного содержательного подхода. На XVI съезде психиатров России мы предложили методологическую новацию в отношении формирования случайной выборки с использованием множества Кантора, что позволит не только минимизировать необходимое количество исследуемых, но – и это главное – значительно рельефнее выяснить структурные различия в широком классе так наз. «смешанных состояний».

Поддержанию высокого клинического уровня служат наши открытые клинические разборы, которые обогащаются всякий раз новациями, в больнице им. В.А.Гиляровского это доклады о разбираемых больных  не только больничных, но и диспансерных врачей, а в больнице им. П.Б.Ганнушкина – сопровождение разборов графической презентацией на экране динамики состояния в контексте биографической кривой. На разборах появляются и дискутируют иногородние коллеги. А в журнале мы печатаем и клинические разборы из других городов, так несколько очень интересных клинических примеров представила кафедра психиатрии Ростова-на-Дону. Помимо синдромологической и нозологической квалификации и отдельных феноменов подробно обсуждается терапия, различные риски и последующий маршрут. Разборы проводили профессора В.В.Калинин, М.Е.Бурно, А.Г.Гофман, А.С.Аведисова, А.Е.Бобров, Б.Н.Пивень, М.Л.Рохлина, Я.Б.Калын, Б.Д.Цыганков, А.А.Шмилович. На этой неделе мы получили гранки второго тома «Клинических разборов» под редакцией проф. А.Г.Гофмана, выход которого ожидается в конце года. Некоторые разделы не поместились, и уже есть материалы для третьего тома. Это издание, по свидетельству издательства, наряду с руководством по психофармакологии, наиболее востребовано, так как используется в качестве учебного материала.

Наш журнал уделяет значительно большее внимание, чем другие, теоретическим и философским вопросам психиатрии и психотерапии. По-прежнему горячая тема – антипсихиатрия. Только наш журнал откликнулся рецензией на фундаментальную монографию философа Ольги Александровны Власовой. Эта ее диссертация проникнута симпатией к антипсихиатрии. Но даже помещенная в нашем журнале антипсихиатрическая работа Елены Косиловой о проблеме психической нормы не возбудила ни в ком критического пыла. Это равнодушие – нечто наиболее обескураживающее, хотя наша действительность превосходит по своей нелепости переживания наших пациентов. Дошло до того, что иные молодые коллеги начали говорить, что клинический метод изжил себя, что актуализирует необходимость отказа от простого игнорирования. 

Важнейшей проблемой является новая международная классификация психических расстройств, которая очевидным образом пошла в сторону серьезных упрощений и потеряла способность быть одновременно статистической и научной. Мы посвятили публикацию в Журнале им. П.Б.Ганнушкина ее теоретическим и философским основаниям. Тем настоятельнее стала проблема научной классификации, которая бы не носила чисто прагматический характер, пренебрегающий дифференциациями классической психопатологии. В этом вопросе мы нашли консенсус с акад. А.С.Тигановым и проф. Н.Г.Незнановым в совместной работе, которая продолжает лучшие традиции отечественной мировой психиатрии, в частности, немецкой преднацистского периода и после него. 

Поэтому мы опубликовали впервые на русском языке знаменитые работы Крепелина о регистрах, 1920 г., Берце и Груле «Психология шизофрении», 1929 г., «Шизофреническая персона» Вирша, 1949 г., «Начинающаяся шизофрения» Клауса Конрада, 1958 г., и  его статью «Гештальт-анализ в психиатрических исследованиях», 1960 г., главы монографии Вайтбрехта «Критика психосоматики», 1955 г., «Проблема обязательного учебного анализа» Эрнста Кречмера, 1959 г., «Личность вождя и массовый бред» Карла Бонгеффера, 1947 г., но опубликованную в Германии только в 1969 г., а также ряд современных работ британских коллег 2015 г.

Конечно, основное место занимают работы отечественных авторов. Из прошлых мы впервые опубликовало в переводе с французского выдающуюся работу Н.Н.Баженова «Русская революция», а также две работы 1932 г. «К проблеме психологии шизофрении» Л.С.Выготского и «Опыт систематизации шизофренической симптоматики. К психопатологии шизофрении» В.А.Внукова. Развернутые публикации и обзоры были посвящены таким актуальным проблемам как аутизм, стигма, и целая серия работ по социальной психиатрии, метадоновые программы, педофилия,  возврат к силовым методам лечения алкоголизма, организация скорой психиатрической помощи и др.

Значительное место, как всегда, занимала психотерапевтическая проблематика, которая помимо отдельных публикаций была представлена изложением докладов ежегодных Консторумских чтений, организуемых проф. М.Е.Бурно, возглавляющего Общество клинических психотерапевтов нашей Ассоциации. Они были посвящены темам «Психотерапия и свободы воли», «В начале было Слово» и «Границы психотерапии». Консторумские чтения всякий раз сопровождались представлениями психотерапевтического реалистического театра-сообщества.  В отдельной работе М.Е.Бурно изложил свой многолетний опыт амбулаторной Терапии творческим самовыражением в психосоциальной реабилитации больных шизофренией.

Мы всегда относились к истории психиатрии, как к очень важной проблематике, позволяющей лучше понять происходящее и предстоящее. Такими публикациями стали 180-летие первого «Философического письма» Чаадаева, первого русского политического диссидента, объявленного сумасшедшим, с цитированием текста, который вызвал такую квалификацию и который звучит до сих пор современно, две работы о революции 1905 года, о геноциде армян, о Первой и Второй мировых войнах и антивоенных манифестах, В.И.Яковенко и революция, 90-летие поучительного цикла профилактичесекого направления в психиатрии 1924-1935 гг., выдающегося, но разгромленного 80 лет назад. Мы отметили память наших выдающихся членов, проф. А.К.Ануфриева и проф. А.О.Бухановского. Наконец, нам удалось фактически воскресить имя проф. В.А.Внукова как основателя первой кафедры судебной психиатрии, директора Московского института психиатрии, исследователя психопатий и шизофрении. Мы поместили критические отклики а издание трехтомной «Истории отечественной психиатрии» Ю.А.Александровского, написанной с большей оглядкой на власть, чем замечательные «Очерки отечественной психиатрии» Т.И.Юдина, изданные в период сталинщины, с републикацией в приложении нескольких самых позорных текстов, очерняющих В.П.Сербского и превозносящих до небес И.А.Сикорского. Мы обнаружили фальсификацию в Википедии диагноза генерала П.Г.Григоренко, выставленного А.В.Снежневским и, конечно, нашей деятельности.

Мы приняли участие в XVI Конгрессе Всемирной психиатрической ассоциации в Мадриде, съезде Американской психиатрической ассоциации в 2014 г., XXIII Европейском конгрессе в Вене, в ежегодных конгрессах Германской ассоциации психиатров и психотерапевтов, в  V-ом национальном конгрессе по социальной  и клинической психиатрии в Москве, в XVI съезде психиатров России в Казани, в конференции памяти проф. А.О.Бухановского в Ростове-на-Дону и других конференциях.

Ассоциация продолжала бороться за оздоровление положения дел в судебной психиатрии, которая непосредственно взаимодействует с правом и правоприменительной практикой и где яснее всего видно, как соблюдаются права наших больных. В каждом выпуске журнала помещаются прецедентные примеры  грубых нарушений, вплоть до полного цинизма экспертов, выставляющих вместо легкой дебильности в одном случае имбицильность, а в другом – интеллектуальную норму (2015, 2). Очень часты случаи безосновательного направления на стационарное принудительное лечение вместо амбулаторного, как в громком деле Михаила Косенко, где опасностью считалась сама прикосновенность к событиям на Болотной площади(2014, 1) или мнение очевидным образом больного человека о создании Уральской Республики, которое экспертами трактуется как «противоправная опасность» (2016, 3) с направлением на стационарное лечение. В этих случаях мы видим воскрешение внеправового политического основания ужесточения принудительных мер.  Мы привели пример, когда вместо экскульпации по всем критериям собственной главы в учебнике в этом было отказано в угоду проводимой кампании (2015, 3), пример, какие трудно преодолимые препятствия стоят на попытках вернуть дееспособность (2015, 4), случай, когда эксперты слепо идут на поводу следователя, как бы нелепо это не выглядело. Длительная эпопея развернулась в деле Олеси Садовской из Беларуси. Молодая женщина, типаж бой-бабы, заелась с милиционерами в предновогоднюю ночь, была ими в назидание связана ласточкой, и когда встретила обидчика, ударила его авоськой по спине. Делу был дан ход, местные психиатры поставили психотический диагноз, который мы оспорили, не найдя при ее освидетельствовании ничего кроме гипертимного характера. Тем не менее, она была стационирована, принудительно лечилась, пока врачи не убедились, что дело в характере, который не изменился, но отдел опеки отобрал семилетнюю девочку. О психотравме ребенка, об изуродовании матери 20-килограммовой прибавкой веса вследствие неадекватной терапии никто не вспомнил, хотя мы обращались к разным руководителям психиатрической службы Республики Беларусь. Более того, руководитель Этической комиссии Белорусской психиатрической ассоциации разослал разъяснение, что защита прав человека не входит в их уставную деятельность, как будто это отменяет необходимость их соблюдения. 

Этическая комиссия РОП за мою публичную критику судебно-психиатрической экспертизы по делу Михаила Косенко заочно осудила меня по лекалам советских времен, а на сайте РОП около года в качестве главной новости было выложено многостраничное письмо с лживой диффамацией и утверждением, что я агент ЦРУ.  Как говорится, комментарии излишни.

Два месяца назад мы освидетельствовали в Челябинске женщину, которую, по ее утверждению, изнасиловали в отделении полиции и, вопреки с большим трудом зафиксированным травмам, возбудили дело о клевете.  Мы удостоверились в возникновении у нее спустя несколько месяцев всех признаков посттраматического стрессового расстройства, сам факт которого решает этот вопрос. Таких случаев много, но мало кто решается протестовать.  

В наше время, когда состязательная СПЭ удушена, и судьи штампуют решения государственных экспертов, которые мы «не вправе критиковать», нельзя ручаться за исход любого самого очевидного дела. Накануне съезда мы приняли участие в деле, в котором руководство пансионата для инвалидов пытается избавиться от критика своей деятельности переводом его в психоневрологический интернат нестандартным нагромождением специальных терминов, могущих впечатлить только непрофессионала, т.к. выставленный диагноз не подпадает под приказ Минздрава об основаниях такого перевода.

Разнообразие и масштабы фальсификаций СПЭ-заключений огромны и растут. Более того, мы обнаружили появление уже было забывшейся с советских времен формулы в СПЭ-заключениях: «Как страдающего хроническим психическим расстройством, следует признать невменяемым…», и обратились с открытым письмом в Центр им. В.П.Сербского. В ответ мы получили развернутое письмо, где одной строчкой было выражено согласие, а весь текст в хозяйском поучительном тоне советовал не вмешиваться и не писать больше открытых писем (2015,1). 

Тем не менее мы направили открытые письма – как жанр, на который приходится реагировать, — президентам Путину и Лукашенко, министру здравоохранения, директору Центра им. В.П.Сербского и даже в ВПА, что нам не простили. 

Вторым после профессионального является правовой приоритет деятельности Ассоциации. Этому будет посвящен отдельный доклад. Не могу не выразить лишний раз удивление, что наша Ассоциация, несопоставимая по возможностям с государственным учреждениями и РОП, в отличие от них располагает своей юридической службой, объединяющей наиболее выдающихся юристов-практиков в области психиатрии.  Это автор большой серии постоянно обновляемых руководств, в частности, вышедшей 4-ым изданием в этом году 760-страничной книги «Права граждан с психическими расстройствами», представляющей ответы по всему кругу возникающих в психиатрической практике вопросов, канд. юрид. наук, советник юстиции Юлия Николаевна Аргунова,  это Дмитрий Геннадьевич Бартенев, канд.юрид. наук, адвокат и преподаватель международного права Санкт-Петербургского университета, проторивший для России в Европейском суде по правам человека права недееспособных, и советник юстиции 1 класса А.О.Мартынюк, осуществляющий еженедельный бесплатный юридический прием в нашей Общественной приемной. Впрочем, и в самом начале нашей деятельности нами были самые выдающиеся юристы в области психиатрии — Александр Иосифович   Рудяков и Борис Андреевич Протченко. 

Ю.Н.Аргунова, Д.Г.Бартенев, Л.Н.Виноградова и Н.В.Спиридонова провели серию семинаров для адвокатов и юристов, оказывающих бесплатную юридическую помощь во многих городах страны: в Вологде, Пскове, Нижнем Новгороде, Саратове, Петрозаводске, Мурманске, Ульяновске, Кирове. Это было сделано на средства президентских грантов.  Семинары проводились и для органов опеки и попечительства, и для  организаций, объединяющих людей с ментальной инвалидностью и их родственников.      

Конечно, главной проблемой остается ст. 38 закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», не исполняемая Правительском уже 24 года, вопреки непрерывно вкладываемым грандиозному времени и труду, осуществляемому волонтерски в самых разных вариантах, блокируемая министерством финансов и экономразвития, даже в период изобилия нефтедолларов. 38-ая статья – это гарантия исполнения всего закона для стационарных больных, а неисполнение закона – это преступление Правительства всех прошедших лет, за что никто не понес ответственности. Киргизские коллеги в сходной ситуации подали в суд на Правительство и выиграли, но наша власть смотрит на неудобные статьи закона как на филькину грамоту, бесконечно уворачиваясь, бросая нам очередную целлулоидную кость, и сделав большой круг, вернулась сейчас к исходному плану создать Службу при Уполномоченном по правам человека без финансирования силами волонтеров. 

Мы обозначаем ситуацию с 38-ой статьей как хамство власти. Хамство – это этическая категория, выражающая наглое неуважение, и этот стиль, подражание ему, начал проступать в отношениях не только начальства с подчиненными, но и врачей с больными, их посетителями, даже друг с другом. В работе «Куда движется психиатрия» (2015-3) мы назвали это – не боясь гиперболы – тектоническим сдвигом, копирующим стиль силовиков во власти, и его экспансию. Если в 1990-е годы этическая проблематика и деятельность Этических комитетов и комиссий переживала расцвет, то теперь они увяли и действуют в узко прикладных вопросах строго по инструкции.

В современных условиях грубой дезинформации государственной пропаганды, апологии мифологем, смешения и подмены понятий, мы выступили с работой о взаимоотношении права, этики и прав человека, так как входим в правозащитное движение, сотрудничаем с Московской Хельсинкской группой и многими  правозащитными организациями, являемся соучредителями Российского исследовательского центра по правам человека, входим в экспертный совет Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации со времени его создания, что позволяет нам получать достоверную информацию и осуществлять локальные проверки. Ситуация здесь катастрофична. Власть пропалывает и выхолащивает общественные организации, заменяя, например, в Общественных наблюдательных комиссиях, которые контролируют соблюдение прав человека в исправительных учреждениях, известных правозащитников бывшими ФСИНовцами, подобно Общественным советам при министерствах. Особенно показательна ситуация при Минюсте России, где общественный экспертный совет по делам религиозных организаций был укомплектован малограмотными антикультистами, а ученые-религиоведы изгнаны. Стилистика этих давнишних манипуляций стала предельно грубой. Мы выдвигали в  ОНК Московской области одного из самых опытных наблюдателей – Андрея Бабушкина, умеющего ладить с властями, но Общественная палата не пропустила даже его. Аналогичны процессы во всех сферах общественной жизни.  Мы описали пример ангажированного властью  проводившегося с нашим участием громкого судебного процесса против протестантской организации в Магадане в 1999 году, который удалось выиграть. Эта тема по-прежнему актуальна (2013, 4).  

Этим описанием мы переходим к третьему, организационному, приоритету Ассоциации, состоящему в отстаивании профессиональной автономии нашего предмета и борьбе за децентрализацию психиатрической службы. Он оказался диаметрально противоположным курсу власти на централизацию, резкое сокращение общественных организаций, подмену их руководства, все большее закручивание гаек вопреки мировому опыту, математическим моделям, научной экспертизе, и тут же обнаруживающейся очевидной провальности проводимого курса. В этом все идет к повторению советского опыта: «просить Министерство здравоохранения СССР реорганизовать состав Правления и Президиума общества…».

В результате мы имеем разрушительную реформу здравоохранения с уходом от социальной модели медицинской помощи и вредное для творческого развития науки слияние многих институтов, в частности, лишение самостоятельности одного из национальных центров отечественной психиатрии – Московского НИИ психиатрии накануне его 95-летия. 

Ассоциация сделала все, что было в ее силах на приеме министра здравоохранения в отношении Института, на внеочередном съезде Национальной медицинской палаты по поводу пресловутой реформы и других профессиональных конференциях, в многочисленных интервью и выступлениях, в частности, в «Новой газете» для широкой общественности, в акциях правозащитных и гражданских инициатив. В Вестнике Ассоциации еще в первом выпуске 2014 г. была опубликована программная работа «Первоочередные приоритеты политики психического здоровья» (с. 33-35) с конкретным перечнем предлагаемых нами необходимых мер и в соответствии с Европейским планом действий по охране психического здоровья, декларацию которого Россия подписала в январе 2005 г., но не выполнила даже исходный пункт, а в первом выпуске 2015 г. – объемная работа «Отечественная психиатрия в эпоху упадка» (с. 9-18). В них подробно обсуждались ключевые проблемы, ответственные за основную тенденцию развития отечественной психиатрии, достаточно четко наметившуюся еще 15 лет назад (2001, 3, 4), и на основе математических моделей акад. В.Арнольда указывалось, что «оптимизация», к которой апеллирует реформа здравоохранения, — это путь к катастрофе, что на пиар, на имитации власть тратит средства, соизмеримые с необходимым по существу дела, подобно упаковке иных товаров. Таким пиаром были состоявшиеся две масштабные бравурные конференции по охране психического здоровья, в частности, ВОЗ-овская, без единого слова о кризисном положении здравоохранения и психиатрии. Понятно, что мы были там неуместны, хотя сообщалось, что было приглашено 500 экспертов. С позиции любого стороннего наблюдателя хорошо видно, что лубочная картина полного благополучия на фоне очевидного для всех кризиса – это возвращение к совковому стилю, проглядывающему в полном единодушии результатов выборов в психиатрических больницах, тюрьмах и Чечне. Так, при чрезмерном усердии, во всем образуется обратная положительная связь, порочный круг, т.е. процесс саморазрушения. Между тем, прямо противоположный образ действий – деловое трезвое обсуждение – положительно работает и на суть дела, и на предотвращение недоверия к себе.

Вопреки высоко положительной роли для общего дела нашей Ассоциации, не превратившейся в ГОНГО (Государственные негосударственные организации – Governmental non-governmental organizations — ред.), в обманчивое наименование, ее сильно похудевшее состояние – выразительно яркий для всех индикатор реального положения вещей.

Сокращение в числе прочего времени, отпускаемого на беседу с больным, подмена индивидуальной беседы заполнением стандартных анкет, мы обозначили принуждением к халтуре.

Мы посетили целый ряд республиканских и областных психиатрических больниц, в частности, в Чечне, Пскове, Нижнем Новгороде, Тамбове, психиатрическое отделение больницы ФСИН в Красноярске, участвовали в проверке деятельности ПНИ Москвы и Московской области и очередной раз оценили грандиозный контраст, связанный с их различным финансированием и выдающейся ролью личности главного врача.

Мы поддерживаем конструктивные отношения с такими выдающимися специалистам и в области организации психиатрической помощи как Исаак Яковлевич Гурович, Борис Алексеевич Казаковцев, Валерий Яковлевич Евтушенко.  Наконец, мы участники многих правозащитных конференций, заседаний Экспертного совета Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и Конгрессов интеллигенции.

Если в течение многих лет проф. В.В.Ковалев, а затем проф. В.Н.Краснов приглашали меня на все заседания РОП и Ученого совета Московского НИИ психиатрии, как полезного критика, оппонента, то с этого года эта практика прекратилась из-за крайне болезненной реакции на наши критические выступления. А ведь это роняет репутацию такого учреждения больше, чем критика в его адрес. 

Необходимо отметить вклад в деятельность Ассоциации ее исполнительного директора Любови Николаевны Виноградовой. Вся организационная деятельность Ассоциации, все средства, на которые эта деятельность осуществляется, написание  трудоемких заявок на все гранты, в том числе на английском языке в Европейский Союз, далеко не все из которых удовлетворяются, огромная работа директора ряда масштабных проектов и профессиональный вклад клинического психолога на наших освидетельствованиях, обеспечивает само существование Ассоциации. Не могу не выразить восхищения энтузиазмом руководителя нашей общественной приемной Натальи Васильевны Спиридоновой и трех наших выдающихся юристов – Юлии Николаевны Аргуновой, Дмитрия Геннадьевича Бартенева и А.О.Мартынюка. Труды Юлии Николаевны – это цела эпоха юридической службы в психиатрии, ее книги стали настольными для всех, соприкасающихся с этой тематикой.

Что касается региональных центров, то не только в местах деятельности наших вице-президентов, в Архангельске, Барнауле, Владивостоке и Ростове-на-Дону, но повсюду, где работают наши члены, они привносят в осуществляемую ими разнообразную деятельность наши приоритеты. Но еще намного масштабнее сочувствие нашей деятельности  немалой части профессионального сообщества. 

Что касается планов на ближайшее будущее, то они буду окончательно сформулированы в результате предстоящего обсуждения и выражены в резолюции съезда.

Ю.С.Савенко

 

наверх >>>