Антология работ отечественных психиатров

Более 15 лет назад Всемирная психиатрическая ассоциация выступила с инициативой издания серии антологий национальных психиатрических школ. Мы были окрылены идеей отбора наиболее значимых текстов, которые бы подняли престиж отечественной психиатрии и послали свои предложения проф. П.В.Морозову, уповая на его поистине дягилевские организационные способности.

Но вышедшая недавно антология «Избранные тексты отечественных психиатров под редакцией и с предисловием П.В.Морозова» оставляет смешанные чувства. Вначале радость от, наконец, состоявшегося бесконечно откладываемого издания, и тут же разочарования от того, что главная его задача – знакомство мировой профессиональной общественности с выдающимися вкладами отечественной психиатрии – опять отложилось на неопределенный срок. Потом недоумение от небрежности издания, вопреки указанию редактора на участие наиболее сведущего в истории отечественной психиатрии проф. С.А.Овсянникова.

Так бесполезно искать ссылки на год и место первоначальных изданий, что является элементарным и необходимым требованием любых публикаций, тем более такого издания. Не использован опыт изданий французской, испанской, итальянской и немецкой антологий.

Не выдержан хронологический принцип по годам рождения, хотя более правильной была бы ориентация на издание ключевых трудов либо хотя бы помещаемых текстов.

Биографические данные об авторах представляют переписанные из справочников предельно краткие сведения относительно званий  и занимаемых постов, тогда как во французской, немецкой, испанской антологиях редакторы воспользовались случаем написать содержательные тексты даже с библиографией специально для этого издания, имея в виду заинтересовать зарубежных коллег. Это непростительный просчет, который необходимо исправить при переводе на английский язык.

У редактора был выбор между по крайней мере двумя концепциями: немецкой антологией, которая пошла по пути полноценного содержательного представления немногих  авторов, которые отсутствуют на английском языке (поэтому нет ни Эмиля Крепелина, ни Карла Вернике, ни Курта Гольдштейна, ни мн. др.) и французской и испанской антологий, которые поместили соответственно 30 и 32 автора, тогда как немецкая только 14. П.В.Морозов предпочел вторую концепцию, что обострило проблему выбора наиболее значимых авторов. Отбор имен обнаружил застарелую в отечественной психиатрии тенденциозность разного рода и уровня.

Нет даже фигур первого ряда – П.И.Якобия и В.П.Сербского, А.Н.Бернштейна и          П.А.Останкова, П.В.Бруханского и Л.М.Розенштейна, М.О.Гуревича и А.С.Шмарьяна. Хотя, скажем, В.П.Сербский есть во французской антологии.

Что касается представленных авторов, то бросается в глаза, что редактор забыл о С.Г.Жислине и вставил его в последний момент. Недоумение вызывает включение в антологию откровенно слабой работы О.П.Вертоградовой, уровень которой несоизмерим как с работами «отбракованных» авторов, так и включенных в это издание.

Мы надеемся, что редактор, рекламно выставивший себя на обложку «под редакцией и с предисловием П.В.Морозова», написал это предисловие, вместе с его именование и эпиграфом, не для зарубежных читателей, которых все же больше интересует не его фигура, а то, как российская, а потом советская психиатрия, вопреки жестокому полицейскому режиму, сумела внести выдающийся вклад в общезначимые достижения нашей профессии. К сожалению, редактор приватизировал издание антологии без любви к этому делу и пренебрег ответственностью, которую взял на себя.

Ю.С.Савенко