36 лет в «подполье»

У нас на приеме побывал очередной человек-невидимка. Ему 36 лет, и все эти годы он умудрился прожить в Москве без каких-либо документов. Только в прошлом году Андрей впервые получил паспорт. Но давайте по порядку.

Андрей родился в Москве. Папу своего он ни разу не видел, жил с мамой. Вроде бы все как у всех: ходил в школу, учился хорошо, потом поступил в институт геодезии и картографии, но через год учебу бросил, через какое-то время начал работать. В школу записали по свидетельству о рождении, при поступлении в институт тоже каким-то образом обошелся свидетельством о рождении и аттестатом. Военкомат юношу не искал, т.к. он нигде не был прописан, а в школе на медосмотры он просто не ходил. Андрей говорит, что даже в поликлинику ни разу за эти годы не обращался – если лечился, то дома.

Думаю, Андрей и сейчас сидел бы в своем «подполье», если бы обстоятельства не вынудили его выйти из тени.

Квартира, в которой сейчас живет Андрей, — муниципальная, договор социального найма был оформлен на дедушку Андрея, и в квартире были прописаны дедушка и три его дочери (одна из них – мама Андрея). Со временем две дочери уехали и выписались, дедушка умер, и по документам в квартире проживал один человек – мама Андрея. В декабре прошлого года она умерла, Андрей остался один. Он живет очень замкнуто, друзей нет, семьи тоже нет, близких отношений ни с кем не сложилось. Андрей говорит, у него нет такой потребности, ему хватает общения с людьми на работе – Андрей распространяет театральные билеты. Он не оформлен официально, и его ежемесячный доход составляет от 8 до 20 тысяч рублей. По словам Андрея, ему хватает.

Хватило даже на услуги адвоката — родственники Андрея настояли на том, чтобы после смерти мамы он подал в суд иск о понуждении к заключению договора социального найма, ведь для муниципалитета Андрей – «мертвая душа», формально после смерти его мамы квартира пустует. Но Департамент жилищной политики подал встречный иск – о выселении Андрея. В первой инстанции суд принял решение в пользу Департамента. Сейчас дело ожидает своего рассмотрения в апелляции.

У нас, также, как и у вас сейчас, возник резонный вопрос: почему Андрей раньше не оформил паспорт и не прописался в квартире? Почему, в конце концов, его мама этого не сделала?

Дело в том, что мама Андрея, судя по всему, страдала психическим расстройством и была не в состоянии заниматься оформлением документов. Андрей говорит, что понимал, что нужно взять это на себя, но не мог себя заставить. «Если бы мама взяла меня за руку и отвела, я бы пошел куда угодно и все сделал. Но она не отвела…» Сейчас Андрей остался один на один с бюрократической машиной. Человеку, прожившему 35 лет в своем обособленном, практически изолированном от всех и всего мире, да еще и не совсем здоровому, это тяжело.

Сегодня для Андрея существует реальная угроза оказаться на улице. Единственный шанс этого избежать – доказать суду, что Андрей страдает расстройством, при котором он может осознавать свои действия, но не может ими руководить. И именно поэтому столько времени он не мог самостоятельно «легализовать» себя. Однако для этого необходимо заключение судебно-психиатрической экспертизы.

Специалисты НПАР будут проводить комиссионное обследование Андрея, и в заключении обратят внимание на необходимость проведения судебно-психиатрической экспертизы. Будем надеяться, что это поможет в апелляции изменить ход дела. Будем держать Вас в курсе.

HitMeter.ru - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика Яндекс.Метрика